Что делать, если родители не принимают выбор взрослого ребенка? Как реагировать на нетрадиционные отношения в студенческой среде?

Часть II

Продолжаем «большой разговор» о любви к Богу и человеку со священником, врачом иереем Игорем Блиновым. Участниками разговора стали студенты столичных вузов, ведущей - к.п.н. Ольга Каменева.

Читайте также часть I. Как отличить настоящую любовь от влюбленности? Пережить расставание? 

Венчание Алексея и Екатерины Заровых. Венчает протоиерей Владимир Воробьев.jpg Венчание Алексея и Екатерины Заровых. Венчает протоиерей Владимир Воробьев 

Источник любви – Бог

– В идеале любовь – это что-то максимально гармоничное, что должно со всех сторон врастать в одно большое древо: любовь родителей, любовь детей, любовь между мужчиной и женщиной. Но, предположим, родители не принимают выбор своего ребенка – как решаются такие проблемы?

О. Игорь: Так же, наверное, как это испокон веков решалось. Как апостол Иоанн Богослов, уже будучи почти столетним старцем, бегал за своим любимым учеником, ушедшим в ересь и убеждал его вернуться в Церковь. Как Христос, когда на Кресте висел, молился о тех, которые в Него плевали и кричали: распни Его!

Так любой родитель любит свое дитя, которое, может, уже кучу натворило всякой ерунды, и его осудили на какую-нибудь долгую каторгу. И все равно родители его защищают и заступаются за него. Как тут быть? Разговорами это не разрешить, это только, наверное, решается доверием Богу и терпением каких-то неудобств – с обеих сторон.

– Мне тоже очень близка описываемая проблема, когда у родителей один взгляд, неважно, на избранника или избранницу или на что-то другое, а у ребенка – совершенно иной. У меня эта проблема возникла достаточно давно, но, взрослея, я все чаще задумывалась о том, как избегать возможных столкновений, потому что с каждым годом начинала все острее чувствовать благодарность и любовь к родителям. Понятно, что бывают трудноразрешимые разногласия. Но, как показывает практика, если ты в какой-то момент отпускаешь ситуацию или пытаешься подловить какой-то удобный момент для разговора, когда у родителей, например, хорошее настроение – можно многое решить. И спустя годы бесконечных проблем и тёрок я все чаще осознаю, что хотя многие поступки родителей нам в порыве гнева кажутся абсолютно противоречащими нашему счастью, но если немного успокоиться и подумать – получается, что все равно родители делают это из-за любви к нам. Бывают, конечно, какие-то неблагополучные семьи и неправильная родительская любовь, но, мне кажется, все равно, какой бы ни был плохой родитель – это родитель, а у нас же есть пятая заповедь о почитании родителей (Исх. 20:12).

Ольга Каменева: Я всегда удивлялась, читая историю святого Димитрия Донского и его супруги Евдокии (в монашестве Ефросинии) – любящей многодетной семьи, в которой выросли 12 детей, и оба супруга стали святыми.

Святой князь Димитрий Донской и его супруга Евдокия.jpg Святой князь Димитрий Донской и его супруга Евдокия. Интересно, что юный художник нарисовал всем один нимб. Сказано: Дивен Бог во святых Своих (Пс. 67:36), т.е. люди не своей святостью святы, а благодатью Божией

А поженились они совсем юными, 15-ти и 13-ти лет, и это был абсолютно политический, династический брак. Как могли эти дети, сосватанные родителями, так любить друг друга, сохранять эту любовь в течение всей жизни. Однажды я беседовала с владыкой Алексием (Поликарповым), наместником Даниловского монастыря Москвы, и задала ему этот вопрос. А владыка ответил: «Господь дал им любовь за послушание. Любовь ведь от Бога».

Любовь к человеку невозможна без любви ко Творцу

О.К.: Преподобный Иустин (Попович) также говорит: любовь человека к человеку без любви к Богу есть самолюбие, любовь человека к Богу без любви к человеку есть самообман. Почему так?

О. Игорь: Наверное, это коренной вопрос. Потому что источником любви является Бог. Но мы понимаем это не сразу: наши отношения с Творцом развиваются всю жизнь.

Как пишут святые отцы, на первом этапе «прозревший» человек формируется как раб Божий, который осознает свое недостоинство, греховность и неспособность на какое-то мистическое взаимоотношение с Творцом. Он обращается к Богу с желанием быть помилованным.

Потом, когда человек начинает кое-что понимать, какой-то опыт приобретает, становится как бы наемником, который что-то делает, и Господь ему открывает еще бОльшую Свою милость, Свое величие. Человек понимает это уже на личном опыте: чем больше он делает, тем больше получает.

Но это опять-таки еще не те правильные взаимоотношения с Богом, которые даруются человеку на следующем, третьем этапе. Речь о состоянии, когда он начинает, как дитя, любить своего Родителя, не чувствуя себя рабом или наемником, но осознавая себя чадом Света. И уже в этом правильном взаимоотношении человек начинает познавать совершенно другой аспект любви, которая никогда не перестает, которая всему доверяет, тиха, скромна, не ищет своего и не гордится.

О.К.: Ребята, а как вы понимаете: что значит любить Бога?

– Доверять Ему.

О.К.: А что это значит в нашей обычной жизни?

– Быть с Ним всегда связанной. Молиться, ходить в храм, почитать заповеди Божии, исполнять их.

О.К.: Просто евангельскими словами Вы говорите: любить Бога – значит выполнять Его заповеди (Ин. 14:21). Кто хочет добавить?

– Мне кажется, что это невозможно объяснить словами – это нужно хотя бы однажды почувствовать, пережить в своем сердце – и тогда никогда не забудешь. Лично для меня любовь к Богу – это желание хоть как-то соответствовать тому, что Он от нас ожидает. Он же не просит многого, а говорит о каких-то абсолютно базовых моральных вещах. И мне кажется, что когда чувствуешь любовь Бога, то хочется на нее отвечать.

О.К.: Я знаю, что недавно, накануне важного экзамена, ты молилась в храме. Получила, кстати, прекрасную отметку. Это значит, что любовь может быть очень осязаемой, действенной, да?

– Да, мне очень помогает. Но это, скорее, не моя любовь, а Его любовь ко мне.

О.К.: Молодые люди, есть что добавить?

– Честно – нет. Потому что я ничего не соблюдаю, в церковь не хожу…

– У меня тоже, честно говоря, с этим проблема. Ранее было сказано, что если ты один раз почувствуешь любовь Бога, то никогда этого не забудешь. А я могу сказать, что были моменты, когда я четко ощущал эту любовь и верил настолько, насколько могу верить. Но так получилось, что произошли определенные события, которые я не могу объяснить с религиозной точки зрения, и я понимаю, что вообще есть очень много вопросов, на которые мы не можем дать ответы, потому что наше сознание очень ограничено. И у меня возник небольшой диссонанс с религиозными догматами. Я ни в коем случае сейчас ничего не отрицаю, но пытаюсь найти путь с этой кривой дорожки. Я не в тупике, а просто в поиске, и надеюсь, что когда-нибудь ответы на возникшие вопросы будут найдены.

О. Игорь: Подобные кризисы бывают у каждого человека.

«Кризис» в переводе с греческого означает «суд». Если мы начинаем судить других, то разрешается все не лучшим образом. А если мы судим себя, делаем правильные выводы, то кризис знаменуется новым уровнем взаимоотношений между Богом и человеком или между разными людьми.

Что такое «инфантильная любовь»? Инфант – это же «ребенок». Эта любовь чистая, но абсолютно слепая. Ребенок доверяет своим родителям, хотя, может быть, их не видит: многих детей даже запах родительских вещей утешает. Возникает уверенность, что родитель где-то рядом, помнит про свое дитя, не оставит его.

Так же и тут: если люди, особенно духовно чуткие, из своего хотя бы давнишнего опыта вспоминают о каких-то чудесных явлениях, которые на самом деле происходят с нами ежедневно, ежеминутно, то они ощущают водительство Божие в своей жизни. Помня эти вещи, они, уже ни в чем не сомневаясь, движутся в правильную сторону. А сомнения, скорее, говорят о недостатке духовного опыта. Но это опять-таки нормально.

Потому что по опыту многих людей, того же Блаженного Августина, известно, как тяжко страдает человек, если, будучи верующим, он начинает жить совершенно иной жизнью, противиться Богу. Но только на основе этого опыта они, может быть, до святости и доросли, до такого непосредственного видения Бога.

Святость – это когда человек уже не верит, он знает. 

Еще вопрос? Пожалуйста.

– Я хотела бы продолжить тему поисков. Мне кажется, когда человек (исключая, наверное, святых) говорит – «я четко знаю, что и как в вере, мне ничего искать не нужно», то это момент стагнации или тупика. Думаю, что вера – это что-то максимально подвижное, когда человек постоянно находится в поиске. Он может где-то в чем-то сомневаться, у него должны постоянно возникать вопросы, и вот этот его путь христианина по жизни заключается как раз-таки в том, что он ищет ответы на эти возникающие вопросы. И он проходит довольно-таки тернистый путь. Кто-то просто больше доверяет Богу, кто-то отдается чему-то Бессознательному, тому, что его просто ведет по жизни, кому-то нужно больше фактов, доказательств. Но это не значит, что если ты здесь и сейчас не обладаешь полным спектром всех знаний, значит, – ты неверующий, или что Бога нет. Это просто очень сложный путь поиска, который продолжается всю жизнь. И на этом пути ты, собственно, развиваешься как личность.

О.К.: Спасибо за Ваше размышление. Но у меня возникает вопрос – если личность находится в постоянном поиске, свобода ей присуща, это дар от Бога – как сохранить эту свободу и одновременно соблюсти традицию?

Иерей Игорь Блинов.jpg Иерей Игорь Блинов 

О. Игорь: Традиция тоже формировалась веками, тысячелетиями, опытом очень многих людей. И в основе этой традиции лежит любовь к Богу и свобода. Человек, который хочет на себе испытывать новые способы отношения к жизни, к разным вещам, как мне кажется, пытается учиться на своих собственных ошибках.

Мудрость, приходящая со временем, уже не доверяет каким-то постам в интернете, книгам, опыту других людей, которых человек любит и уважает, – она опирается на свой собственный опыт.

Неудовлетворенность жизнью даже воцерковленного христианского социума, но часто живущего жизнью рассеянной и полуязыческой, заставляла подвижников уходить в пустыни, где появлялись скиты и монастыри.

Наши родители, ваши дедушки и бабушки, в XX веке в большинстве своем о Боге почти ничего не слышали. А у вас есть возможность изучать основы православной веры с детства. Традиции-то разные, казалось бы, а все равно сходятся в таких экзистенциальных вещах, которые потом дают возможность человеку обрести полноту веры.

Потому что все упирается в смыслы и цели, ради которых человек готов выстраивать свою жизнь. А поиски у всех проходят по-разному.

ЛГБД: свобода и ответственность

– У меня вопрос на каверзную тему – сейчас в вузах много участников ЛГБТ-сообщества. Можно ли дружить с такими людьми? Как вообще на это реагировать?

О. Игорь: Поступать по Евангелию: сказать человеку о том, что он не прав, если не послушает, еще раз поговорить с кем-то уже третьим, кому он больше доверяет, а если опять не послушает – можно сказать, что ты мне не друг.

– А почему вообще такое существует?

О. Игорь: Господь дал человеку свободу. Несвободным невозможно полюбить. А потом – кроме Бога есть еще и диавол.

– Получается, судьба такого человека поломана, он несчастен до конца жизни?

О. Игорь: Нет, многие исправлялись, с какого-то момента не шли уже далее в этом направлении.

– В артистической среде ребят часто просто вовлекают в такие сообщества, я знаю примеры, когда с человеком это происходило вопреки его воле, он был не виноват.

О. Игорь:

Нельзя говорить, что человек не виноват. Мы все друг перед другом несем ответственность.


Иногда слово сказали злое, а в другом месте машина разбилась. Часть вины все равно есть, даже, может, опосредованная.

О.К.: С кем поведешься, от того и наберешься, грех – «заразен». Не случайно родители боятся, когда в школе появляется наркоман – как правило, он вовлекает в свои интересы и других ребят. То же самое с людьми нетрадиционной ориентации. Страну можно разрушить войной, а можно разложить изнутри. Поэтому такие отклонения поддерживаются, финансируются, насаждаются извне.

О. Игорь: Раньше таких людей действительно было намного меньше. Это же считалось психическим отклонением, на лечение принудительное отправляли,  поддерживали психотерапевтически. Данное качество не реплицировалось как норма, считали – ну, странный, больной. К больному же не предосудительное отношение.

– А какой ответ на эту проблему у Церкви?

– Церковь говорит об Истине. Если человек рожден от Истины, то, как говорит апостол Иоанн, он готов откликаться на голос Церкви. А если не рожден от Истины, не откликается его сердце, какой смысл говорить человеку? Бесполезно. Он может подстроиться под какие-то внешние требования, изобразить из себя кого-то, но, если настоящее испытание наступит, все равно проявит себя.

Я впервые столкнулся с ЛГБТ-сообществом, когда жил в Германии. У нас в городе было общество автомобилистов, которое занималось страхованием машин, помощью на дорогах, и, видимо, руководство сформировалось нетрадиционное, и они наняли таких же ребят. Я был очень удивлен их реакцией на, казалось бы, обычные вещи. Ты приходишь к нему с какой-то проблемой, просьбой – любой другой человек – кассирша, дворник – чисто эмоционально – откликнулись бы. А для них тебя как личности просто не существует. То есть они выполняли свои обязанности, функции, а душевного отклика не было.

Кроме физиологических отклонений какие-то важные механизмы ломаются в душе такого человека. Количество самоубийств, например, в разы больше у ЛГБТ-ребят и девчат. Смысл жизни потерян, нет стремления продолжать свой род.

Происходят кардинальные сломы.

У нас в Германии на приходе был один немец, вроде бы добрый, отзывчивый. Однажды он привел в церковь своего друга. Мы сначала думали, что это просто его приятель. Приход маленький, все друг друга знали, и когда все выяснилось – батюшка сказал ему: просто покайся или ты не можешь причащаться. Но он не захотел – там уже давнишние взаимоотношения были. В результате ушел к раскольникам. Не смог побороть страсть, несмотря на, казалось бы, хорошие душевные качества.

– Получается, что все дело в силе воли? Человек должен себя заставить?

– Требуется желание исправиться.

Потому что есть мерзость перед Богом. А есть то, что Богом дано. Это семья.

О том, что любовь сильнее смерти

О.К.: Отец Игорь, давайте подведем итог нашему большому разговору о любви к Богу и человеку.

Алексей и Екатерина Заровы в Новоспасском монастыре.jpg Алексей и Екатерина Заровы в Новоспасском монастыре

О. Игорь: Я начал с истории паллиативного отделения в больнице Святителя Алексия в Москве. Хочу и закончить этой темой. У главного врача нашей больницы Алексея Юрьевича Зарова была прекрасная супруга Екатерина. Она училась в ГИТИСе, хотела стать актрисой, но, когда по-настоящему пришла к вере, – оставила профессию, поступила в Свято-Димитриевское училище сестер милосердия. Там Екатерина повстречала Алексея Юрьевича, они поженились, у них родились пятеро детей, но потом она заболела – начался рак. И вот она стала нашей первой пациенткой в паллиативном отделении и умерла на руках у любящего супруга. И, можно сказать, в утешение – на 40-й день после ее смерти дети почувствовали дома какое-то тонкое веяние приятного аромата. Подходят к маминой фотографии – она благоухает.

Связь у супругов не прекратилась, и они, думаю, друг друга так же любят, как и прежде.

О.К.: Отец Игорь, в Евангелии сказано, что в Царстве Небесном замуж не выходят, не женятся. Какая там любовь?

О. Игорь: Наверное, пребывают как Ангелы, которые ради любви готовы пойти на полное самоотречение.

Любовь – это не какое-то фиксированное чувство, это служение, процесс, который встраивает нас в единство с другими людьми. А если ты еще и Бога любишь, возникает полнота, ощущение, что ты не одинок в этом служении. Это и есть идеал христианской любви, к которой все мы призваны.