Ковчег православной цивилизации, или Россия - самодостаточна. Круглый стол с А.И. Нотиным. Часть II

Продолжение круглого стола с публицистом, дипломатом, кандидатом исторических наук Александром Ивановичем Нотиным.

Часть II

Алексей Блинов

Алексей Блинов

Почему самые богатые люди живут в России?

– Современный русский философ Александр Сергеевич Панарин писал о том, что на фоне объединения глобалистов под предводительством США на условном Севере необходимо единение и общая стратегия условного Юга (или Востока) – России и стран третьего мира, Африки, Азии, Латинской Америки. По его мнению, этот условный Юг может и должен противостоять Северу как глобальной партии богатых.

Как вы думаете, кто бы мог стать союзником России из государств этого условного Юга (или Востока)?

Александр Иванович Нотин, 1953 г.р. – выпускник МГИМО, научный сотрудник Института востоковедения АН СССР (1980-1986), первый секретарь посольства РФ в Сирии (1986-1992), первый секретарь департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ (1993-1994), кандидат исторических наук, журналист-международник, в двухтысячных - председатель правления «Русского национального инвестиционного банка», инвестиционной группы «Монолит», с 2006 года - руководитель просветительского православного сообщества «Переправа», автор книг «Путешествие в осознанность», «Исход», «Народ Божий. Контрнаступление», «Что надо знать о душе» и других. Женат, трое детей.


– Я придерживаюсь точки зрения Александра III, который сказал, что у России два союзника – ее армия и флот. Все остальные могут быть попутчиками, соработниками, какими-то партнерами. Но мир так устроен, что все равно у каждого народа свои интересы, и в разных исторических обстоятельствах государства ведут себя совершенно по-разному. Взять ту же Турцию: мы прошли 13 русско-турецких войн, а сейчас это наш союзник внутри НАТО. В этом ничего плохого нет, но просто мы должны понимать условность этого союза.

А насчет богатого Севера, то, мне кажется, понятие «богатство» требует серьезного разбора. Потому что вот это так называемое богатство нажито нечестным путем, за него заплатил весь мир потоками крови. Американский обыватель живет не за счет того, что он заработал, он в два раза больше получает – за счет долговых историй. Но Бог шельму метит, так или иначе это потом аукается. И индейцы все аукнутся, и Европе аукнется колониальная система, над которой она глумилась в течение 200 лет. И не потому, что мы им зла желаем, а потому что это неправильно, это к правде Божией никакого отношения не имеет.

Западный мир сейчас перестает, извините, размножаться, белые прекращают работать. Кстати, не только потому, что не хотят: из Америки все производство вывезли в Китай. И это не без Промысла Божия.

Западная цивилизация накопила страшные долги, насоздавала огромное количество финансовых пузырей. Развернулась целая индустрия развращения людей, в которую входит не только ЛГБТ, но и индустрия моды, вообще развлечений так называемых.

Западный мир, да и Россия, не знали слова «развлечение» до начала XIX века – никто не понимал, что это означает. К сожалению, внутреннее уничтожение христианства как духовной базы привело и к разложению надстройки, общественных институтов. Западный мир сейчас по очень многим параметрам находится в очень глубоком кризисе, масштабов которого сам не понимает – именно в силу того, что потеряно христианство.

Поэтому сейчас мир переформатируется. Америка не может всё это контролировать, управлять этим, она теряет свои позиции, но не хочет этого признавать, отчаянно цепляясь за свое доминирующее положение в мире. «Отстраивает» своих так называемых союзников, а на самом деле вассалов в Европе.


Но одновременно начинает активно подниматься Восток. И Россия оказывается между Западом и Востоком – как Евразия. И наше особое положение в подобных балансах всегда играет решающую роль.

Сейчас не будем углубляться в геополитику. Но почему нас не сдаст Китай? Потому что понимает, что он – следующий на очереди. Если Запад в очередной раз напитается русской кровью и опять приподнимется на наших богатствах, то затем он бросится на Китай.

Но, извините, если до Второй мировой, Великой Отечественной войны СССР имел перед собой только Запад, а за спиной у него никого не было, потому что все лежало в колониальных руинах – и Китай, и Индия, и все остальные государства, то сейчас ситуация принципиально иная. Сейчас Китай – равновесная фигура с Америкой.

Россия сегодня – это огромный ковчег

– То есть Китаю выгодно нам помогать?

– Китаю выгодно то, что ему выгодно. Сегодня, если ему выгодно помогать, будет помогать, завтра – не выгодно – и не станет помогать.

Но если вернуться к теме богатства – я не считаю, что Западный мир – богатый. Все люди, которые там реально жили, на ПМЖ, а не в туризме – знают, какая тяжелая там жизнь. Американец весь окружен какими-то программами социальными, но у него страх жуткий, что он заболеет завтра и не сможет работать – сразу же вся эта лавина его накроет. Какое это богатство?

Я считаю, что Восток гораздо богаче, с точки зрения традиций, мировоззрения. Ну, и, конечно, та часть Востока, которая богаче духовно – в той же мере, в какой православие богаче того, что осталось от западного христианства.

Студент МГИМО, участник круглого стола Кирилл Комиссаров
Кирилл Комиссаров, студент МГИМО, участник круглого стола 

Когда обрушится экономика США?

– Многие десятилетия господство США держалось на долларе – это сейчас главное, что «производит» страна. Но сейчас Китай, Россия, Саудовская Аравия говорят о том, что намерены перейти на расчеты в национальных валютах, хотят уйти от доллара. Это критично для США?

– Конечно. И США всячески оттягивают переход разных государств на национальные валюты. По крайней мере, нынешняя американская элита, представляющая интересы Рокфеллеров, финансистов, которых называют «международными банкстерами» или «финансовым интернационалом», конечно, хотела бы сохранить старую долларовую модель. Схема держится на постоянных заимствованиях, виртуальных рынках, мыльных пузырях. Но сохранять ее, поддерживать с каждым годом становится все труднее. Суммарный американский долг составляет сегодня свыше 100 трлн. долларов. Нам говорят – 25. Но это внешний долг, есть еще и внутренний, и его также необходимо обслуживать. И для этого в страну надо ежегодно привлекать несколько триллионов долларов. Это натуральная пирамида. То есть средства привлекают для того, чтобы выплачивать долги по существующим обязательствам.


Конечно, американцев это тоже беспокоит. Кстати, Трамп представлял часть Ротшильдов, которую можно назвать консервативно-республиканской индустриальной Америкой. У него и лозунг был: «Сделаем снова Америку великой!». То есть – центром мирового промышленного производства, речь шла о реиндустриализации США. Но его быстренько отодвинули – чтобы не мешался под ногами. И в этом смысле, конечно, поезд уже ушел. Китай не отдаст первенство, инициативу. А у Америки нет возможности эту задачу решить. Поэтому они думали и о том, каким образом долларовую пирамиду обрушить – иначе она может рухнуть сама по себе. Например, значительная часть финансовых рынков перестанет использовать доллар в качестве резервной или основной валюты, прекращаются долговые вливы, и пирамида рассыпается. Начинается хаос, паника и так далее. Люди побежали со своими бумагами, всякими гособлигациями, американскими обязательствами, а денег нет – физически.

Круглый стол "Новое поколение в эпоху цивилизационного конфликта"

– Плюсы какие-то можно извлечь из происходящего?

– У нас только один плюс: Россия занимает 0,5% американоцентричной финансовой глобальной системы. Если эта лавина пойдет – мы стоим в стороне, условно говоря. Нам достанется немножко, прикатится пару камешков, но мы не в центре потока, и это – единственное наше преимущество, плюс.

Россия самодостаточна, нам не нужен ни доллар, ни юань. Мы можем все у себя производить.

Инклюзивный капитализм, или Почему Россия – полуколониальная страна?

– Но при этом мы по-прежнему зависим от доллара.

– Я бы не сказал, что мы сейчас зависим от доллара, потому что у нас положительное сальдо торгового баланса, положительное платежное сальдо, и мы никому особо ничего не должны, то есть это мы, скорее, датируем Запад. Кстати, все это произошло за время Путина.

Но при этом в России сохраняется полуколониальная зависимость от американоцентричной финансовой системы. У нас Центробанк – практически филиал ФРС. По факту мы не можем эмитировать рубли на сумму, превосходящую наш экспорт в валюте, то есть мы повязаны по рукам и ногам. Таковы последствия системы currency board (англ. – валютный совет или валютное бюро, режим внешнего валютного управления, предусматривающий жесткую привязку объема национальной валюты к валютным запасам. – Ред.), которую американцы и англичане обустраивали в колониальных странах. Мы – полуколониальная страна, если разобраться, с очень сильно усечённым суверенитетом и практически с открытыми валютными границами. И мы ежегодно теряли (это с нашей точки зрения, а с их точки зрения они вытягивали из нас) в среднем 200 млрд. долларов в год. Это стопорило наше развитие.

На рубеже 90-х годов мы с Китаем начинали новый этап экономического развития примерно с одного и того же уровня, и советская промышленная, индустриальная база у нас была более мощной, чем китайская. А через 30 лет – где Китай и где мы? Китай – 20% мирового ВВП, а мы – полтора-два процента.

– В качестве одной из первых санкций Запада в отношении России была заморозка наших золотовалютных резервов. Оказывается, что наши реальные золотые запасы наполовину находятся за рубежом? Почему так?

– Предательство. Измена. Возможно, для вас слово «измена» ограничивалось, скажем, каким-то неправильным поведением ваших друзей. А сейчас вы видите, что измена бывает и на государственном уровне. И я не боюсь этого слова. Потому что руководство Центробанка и Минфина несет прямую ответственность за произошедшее.

А что касается потери этих ресурсов, думаю, что Россия, если будет нормально развиваться, хотя бы перестанет выпускать деньги из себя через свободные трансграничные переходы, которые, кстати говоря, организовал Центробанк по указанию Федеральной резервной системы (около $200 млрд. ежегодно), то мы за год компенсируем потери.

– В последнее время в международной политике появляются очень серьезные акторы, которые подчас имеют больше влияния, чем государства. Это – транснациональные корпорации.

Если рухнет долларовая система – транснациональные корпорации пострадают?

– Сила транснациональных корпораций как раз и состоит в том, что они транснациональные. То есть они не ограничивают свою деятельность, например, Западом или Америкой – они как бы везде. Другое дело, что в некоторых странах их уже тоже начинают поджимать.

Китай, например, уже «отжал» пятерку глобальных корпораций, которая называется GAFAM – Google, Apple, Facebook (Meta), Amazon, Microsoft. Им все перекрыли, китайцы сделали свой интернет, ввели свои правила, организовали свои сервисы.

В России мы пока плаваем в продуктах корпораций, зависим от них. А они хотят заместить собой государство, убрать его в сторону. Когда начнется чехарда с долларом – они уже по месту станут решать что дальше. Будет криптовалюта, или, может быть, какая-то деноминация, или реформа… Это проявится уже на фоне хаоса. К сожалению, придать этому обрушению какой-то планомерный, продуманный, плановый характер, на мой взгляд, невозможно.

– Криптовалюта – это продукт транснациональных корпораций, как вы считаете?

– Международные банкстеры к ней причастны – безусловно. Но далеко не все здесь понятно, так как сейчас развелось огромное количество этих криптовалют.

– В одном из своих интервью президент Владимир Путин сказал, что либеральная идея себя изжила.

– Та модель – государственная, экономическая, культурная, общественная, которая у нас сформировалась за 30 лет, – к либерализму отношения не имеет. Ну, какое отношение к либерализму имеет, например, олигархат? Или прихватизация? Или мошенничество, развившееся у нас до каких-то невообразимых размеров? Ничего общего это не имеет с либерализмом.

Но сейчас уже нет либерализма, сейчас неолиберализм. Нет модерна, есть постмодерн. Или постпостмодерн. Нет гуманизма, есть трансгуманизм, и так далее. Все, мы уже перешли в другую фазу.

Почитайте Клауса Шваба (основатель и бессменный президент Всемирного экономического форума в Давосе, автор книги «Великая перезагрузка». – Ред.), Андерса Вийкмана (сопредседатель Римского клуба, международной организации, созданной Дэвидом Рокфеллером, объединяющей представителей мировой политической, научной и финансовой элиты. – Ред.). Туда уже и католики подключились. Папа подписал с ними соглашение об инклюзивном капитализме (в декабре 2020 под эгидой крупнейших в мире инвестиционных компаний и бизнес-лидеров, именуемых «Стражи Советов по инклюзивному капитализму», и Ватикана был создан Совет по инклюзивному капитализму с Ватиканом. – Ред.). Но это практически мировой концлагерь. Значит, они переходят на духовный уровень, а мы еще топчемся внизу.

– Мы тоже будем строить нечто подобное?

– Нет, нам в цифровой концлагерь не надо, мы будем строить русскую цивилизацию, ковчег, в который примем всех нормальных людей, которые не хотят терять своего человеческого достоинства. Не только верующих православных христиан, но и мусульман, индуистов и буддистов и, может быть, даже японцев-сайентистов, если они будут себя хорошо вести и не станут претендовать на Курилы – пожалуйста, приезжайте, у нас земли, ресурсов хватит, стройте, детей воспитывайте, никто вас здесь трогать не будет, но нам создать такую цивилизацию!

Продолжение следует…