Дмитрий Певцов о кино, Православии и текущем моменте

2 ноября в Москве открылся XIX Международный благотворительный кинофестиваль «Лучезарный Ангел». Одним из первых его мероприятий стала встреча зрителей с народным артистом России Дмитрием Певцовым. И то, что артист и депутат Государственной Думы говорил на этой встрече, перекликалось с его речью на Всемирном Русском Народном Соборе 25 октября.

Ольга Орлова
Орлова Ольга

«Необходимо, чтобы наши дети и взрослые получали те продукты культуры, которые помогали бы нам выстоять в этой войне. Это не спецоперация, идет война – огромная, страшная гибридная война, которая началась в 1991 году. Это война англосаксов против нас, – заявил Дмитрий Певцов на встрече со зрителями. – Идет война против мира духа, против Русского мира, против Православия. Против людей, которые живут сердцем, радостью, взаимопомощью, нормальной семьей».

3 ноября на кинофестивале «Лучезарный Ангел» проходит всероссийская премьера фильма режиссера Алексея Барыкина «Святитель», посвященного Патриарху Гермогену. Дмитрий Певцов сыграл в нем одну из главных ролей. Фильмы о настоящем патриотизме, любви, смирении и терпении, по мнению артиста, очень нужны в современной России. Но такие работы, как правило, остаются под спудом. В прокат выходят фильмы наподобие «Сердца Пармы», которые есть ни что иное как «жвачка на западный манер».

photo1667421394.jpeg

По убеждению Дмитрия Певцова, то что показывают сегодня на экранах, должно иметь определенные рамки, заданные нашей духовной культурой, которая идет от Крещения Руси в 988 году, когда были сформулированы православные ценности.

Более подробно о встрече Дмитрия Певцова со зрителями мы расскажем на нашем сайте в ближайшие дни. Отметим, что выступление артиста 2 ноября перекликалось с его речью на XXIV Всемирном Русском Народном Соборе,  которую мы приводим ниже с небольшими сокращениями.

Выступление Дмитрия Певцова на XXIV Всемирном Русском Народном Соборе

Дмитрий Певцов: «Наши высшие ценности – это вера, семья и Отечество»

Недавно в Артеке я обсуждал сказку «Колобок». Спрашиваю: «Ребята, а Колобок – хороший?» Лес рук: «Да, он хороший!» Стали мы обсуждать эту сказку: «А чем он хороший?» – «Ну, он захотел свободы, – говорят, – жить с дедушкой и бабушкой – какая тут свобода? И он укатил». «Смотрите, – говорю, – бабушка наскребла последней муки, замесила его на сметане, пожарила на масле, – т.е. самое лучшее отдала. Положила его охлаждаться на окошке, которое, видимо, оказалось таким, какое Петр I прорубил. И он убежал. Это не свобода. Это – предательство тех, кому обязан жизнью».

Почему я об этом вспомнил? Потому что сейчас вот такие «колобки» толкутся на границах (и уже за ними) Казахстана, Армении, Грузии...
Но эти современные «колобки», в отличие от сказочного, получили от «бабушки и дедушки» (то есть – Родины) нечто другое... 

Сказочному персонажу бабушка с дедушкой отдали самое лучшее и, возможно, самое последнее, имеющееся у них. И они имели право ожидать ответной любви и помощи в трудный час.

У нас же, в результате 30 лет бесцензурной, «свободной» жизни, сопряженной с неконтролируемой культурой, пробелами в образовании и отсутствием воспитания, наши современные "колобки" стали такими, что «гром с ясного неба» в виде мобилизации оказался для них сигналом к бегству из страны.

Это следствие того, чем нас «пичкали» наши «закадычные», вернее, «заклятые» друзья – чуждой русской цивилизации идеологией потребления, секуляризма и глобализма, о которых говорил в своей прекрасной речи Патриарх Кирилл.

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на открытии XXIV Всемирного Русского Народного Собора

И именно поэтому культура оказалась в последнее время в сфере национальной безопасности. Об этом говорил Президент, есть его Указ от 2014 года «Об утверждении основ государственной и культурной политики» и важнейший документ «Стратегия национальной безопасности» 2021 года. Там все прописано – и про традиционные ценности, и про сохранение гражданской идентичности…

Какая же гражданская идентичность у этих «колобков», которых, слава Богу, меньше в разы, в десятки раз меньше, чем тех, кто сейчас готовится с оружием в руках защищать нас от неонацизма.

Мне кажется, главная беда нашей культуры – отсутствие идеологии. Нет механизмов, которые могут оценивать в культуре то, на что потрачены деньги государства.

По мне так вообще меньше надо давать государственных денег, потому что деятели культуры иногда выдают такие результаты, что… хоть святых выноси.

Президент России неоднократно говорил о приоритете "Стратегии национальной безопасности" и о защите российского общества от деструктивного информационно-психологического воздействия, о защите традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти. Но где механизмы контроля за исполнением этих норм указа Президента? Их, к сожалению, не видно, и непонятно, работают они или нет. 

На главных театральных площадках Москвы, Санкт-Петербурга (и не только на них), которые подчиняются федеральному министерству, появляются сатанинские спектакли. Люди пишут: «Мы пошли на балет "Золушка" в Мариинке (Санкт-Петербург) и с ужасом убежали, потому что это нельзя показывать детям. Это страшно! Никакого отношения ни к Золушке, ни к балету, ни к русскому искусству это не имеет».

Я говорил о том, что необходим контроль за бюджетными средствами, которые государство вкладывает в культуру. И совершенно убеждён, что пора возвращать цензуру, хотя все боятся этого слова. Пора возвращать экспертные советы.

Что надо делать?

Раньше часто говорили о «смычке города и деревни». Я бы предложил немного изменить это выражение на «смычку культуры и образования». Развивать совместную работу сфер культуры и образования на почве воспитания, которое сейчас существует без государственной идеологии.

Я бы вернул наше Богом забытое телевидение в сферу контроля культуры. Я бы ввёл экспертные советы и поменял вторую статью Конституции, которая гласит, что человек, его права и свободы являются высшими ценностями.

Нет, с моей точки зрения, наши высшие ценности – это вера, семья и Отечество.