«Батюшка» Лука, помоги! Об исцелении незаживающих ран

Фрагмент экспозиции в госпитале 11 июня, в день преставления святителя Луки (Войно-Ясенецкого), публикуем историю удивительного знакомства с выдающимся хирургом и архиепископом. Который и в наши дни участвует в жизни пациентов Центрального военного клинического госпиталя им. А.А. Вишневского в Красногорске. Здесь раненых бойцов встречает храм в честь святого, его портреты, рисунки, этюды.

Но началась эта история в далекой Голландии.

В Голландии.jpeg

Настя тогда жила между Голландией и Россией. В стране тюльпанов у нее был возлюбленный. И ему предстояло несколько операций: тяжелейшая форма остеомиелита – нога нагнаивалась, уже начались некротические процессы, грозила ампутация.

От сестры Лены слышала она о святом Луке, хирурге. А к хирургам, как и к летчикам, с придыханием относилась. Да еще и жил святой, считай, в наше время…

Денег на лечение уже не хватало. Настя к тому моменту продала свою квартиру, взяла не один кредит. Работала в медиахолдинге «Дождь» (компания «Дождь» признана Минюстом России иногентом).

И вот на телефоне высветилась эсэмэска: завтра операция. Денег нет – всё, что было, переслала. Села за компьютер – и ушла в интернет. «Хоть молитвой помочь ему…» Искала, где есть в Москве чудотворная икона святителя Луки, чтобы завтра взять отгул за свой счет и посвятить этот день молитве…

– Ты что? – спросила начальница Анна, когда она еще только прочитала эсэмэс и пошла, опираясь на столы коллег, к своему компьютеру. – На тебе лица нет, – поясняет на вопросительный взгляд в ответ.

Объяснила, что завтра любимого оперировать будут.

Пока искала в интернете храм с чудотворной иконой целителя, молилась: «Господи, дай мне какой-то знак, где мне завтра весь день молиться…».

Вот что значит к Богу обратиться…

При чем тут Симферополь?!

Там, в скандальной телередакции все знали, что Настя верующая. Над рабочим местом у нее висели иконки Спаса, Божией Матерь и как раз святителя Луки.

День стремительно близился к концу. Где она завтра будет молиться, Настя так еще и не поняла, но пошла все-таки к той самой Анне. Тоже зная, что та атеистка.

– Отпусти меня, пожалуйста. Завтра мне нужен день… помолиться.

– Куда ты хочешь? Куда тебя отпустить?

– Я пока еще не знаю, были бы деньги, полетела бы в Симферополь.

– А туда зачем?!

– Мощи святителя Луки там. Это его иконка с Господом и Богородицей у меня… – чуть обернулась в сторону своего рабочего места, и та сразу поняла, потому что не раз видела. – Он был хирургом. Жил практически в наши дни… – «И, можно сказать, живет», – добавила про себя, хотя исповедовать так прямо тогда еще не решалась.

Мощи святителя Луки в Свято-Троицком монастыре в Симферополе – А в Голландию?

Но вид у Насти был такой, что стало понятно: в Крым надежнее.

И почему всё же туда?

Уже в наши дни при сложнейшем случае одна семья поехала в Германию: только там сына и брались прооперировать. А как закончилась операция, родители бросаются к выходящим из операционной врачам:

– Ну, как?

– А чего вы к нам приехали? Операцию вел ваш хирург.

– Какой?

– Да вот он прямо перед нами вышел.

А никто не выходил… – те переглянулись.

– Одет он, правда, был в какую-то старую одежду. Но очки модные, круглые такие. Он еще в журнале расписался.

Пошли посмотреть, а там: Войно-Ясенецкий – написано…

…Настя уже вернулась к рабочему столу, ее все-таки что-то доделать попросили.

Спустя некоторое время подошла начальница:

– Я сейчас ходила к Наташе Синдеевой (глава медиахолдинга, признана Минюстом иноагентом, – Ред.).  Она сказала, чтобы компания купила тебе билет туда, куда тебе сейчас надо.

 Наталья Синдеева.pngНаталья Синдеева, признана Минюстом иноагентом – Аня, спасибо! Но я не знаю, когда смогу отдать деньги.

Долги по больничным счетам из Голландии росли, как там тюльпаны на плантациях-полях…

– Ни о чем не думай, это за счет компании. Ты бы куда полетела?

– В Симферополь, – подтвердила она, еще раз озадачив начальницу.

– Иди к секретарю, она купит билет, я ее предупредила.

О тех, кто не думает о себе, думает Бог

Взглянула на часы – 19:00. Несколько минут назад ей удалось забронировать и выкупить последнее одно-единственное место в рейсе, что вылетает завтра в шесть утра.

Билет есть, но с собой ни копейки. Только вспомнила об этом, – «Даже сорокоуст за болящего не подашь», – донимает уже помысел, – как вдруг подходит приятельница-мусульманка Лиля:

– Ну, ты же не одним днем туда слетаешь? Завтра пятница, а там и выходные будут...

– Точно! А я даже не подумала, – от этой перспективы еще холоднее, хотя и летишь на юг.

– А где ты там остановишься?

– Да мне главное к мощам. В крайнем случае, на вокзале переночую.

Лиля слышала разговор с начальницей. А святителя Луку и мусульмане почитают, – он служил на кафедре в Средней Азии, и когда совсем прижмет и никто и ничего не помогает, они ему молятся. Как и святителю Николаю – прямо в православные храмы приходят помолиться. 

Мощи святителя Луки в храме святого благоверного князя Александра Невского в городе Ташкенте.png Мощи святителя Луки в храме святого благоверного князя Александра Невского в городе Ташкенте

– Они у меня все равно сейчас лежат, – протягивает Лиля вдруг 20 тысяч.

– Что значит лежат?

– На жилье коплю. Я привыкла не тратить. Потом, будет возможность, отдашь.

А это ровно та сумма, что в дороге и понадобилась. Но на этом чудеса не прекратились…

Как с родным – не наговоришься

В тот же вечер сестра Лена, выслушав сначала всё по телефону, вдруг перезванивает вскоре:

– Настя! Я нашла у самого монастыря маленькую-маленькую гостиницу, и там появился один-единственный номер, видимо, кто-то сдал бронь. Но мало того, у меня еще и деньги внезапно за эти полчаса появились! Я тебе оплачу этот номер.

Едва трап подкатил к самолету, Настя первой ступила на него, как только дверь самолета разгерметизировалась и плавно сдвинулась в сторону. О, этот крымский воздух! Он даже в аэропорту там живительно свеж. Ветер раздувал белый шарфик, и солнце даже первыми своими лучами, казалось, уже золотило лицо. У Насти непроизвольно, наконец-таки, появилась улыбка!

Добравшись до этого фантастически ладного – крыша в цвет Неба! – утопающего в величественных лилиях и всех оттенках нежнейших розах Свято-Троицкого монастыря, ощутила: душе уже легче!

Свято-Троицкий монастырь Симферополя Здесь в соборе, таком солнечном в его светло-желтых тонах, как в драгоценной сокровищнице – покоятся мощи служившего некогда в этом храме святителя Луки.

Про гостиницу Настя забыла и просто весь день так и не отходила от его раки.

Будто какие-то невидимые двери распахнуты настежь и тебе говорят: иди, тебя ждут!

Пока ты не будешь вопить к Богу, к Божией Матери, святым, ничего не получится

– Не трогайте ее. Блаженная прилетела, – одергивали друг друга сестры.

Но, чтоб ощущения земли не теряла, попросили подсвечники помочь почистить. Это всё она исполняла, вовсе не теряя молитвенной связи со святителем. Зовет его, кстати, «батюшкой». Так сложилось в ее молитвенном опыте, и убедительно зная, что он отвечает, – уже не может иначе.

Перед улетом уже сестра благочинная вдруг протягивает ей спрей, дает тряпочку:

– Иди к «батюшке».

– Куда? – затрепетала, а ей кивают – прямо к изголовью раки с мощами.

– Я не смею.

– Иди-иди, он сам тебя позвал.

Встала там, трясется, вытирает за каждым приложившимся стекло – это уже были выходные, народу уйма. Сама потихонечку шепчет:

– Батюшка, вы меня простите. Я не знаю, как тут что у вас прибрать нужно, – хлопочет, это у нее в характере.

И так ей с «батюшкой» хорошо было. Хотя и про «болящего» своего не забывала – вопила прямо. Как говорил один мудрый архиерей, который в свое время постригал маму Насти в монашество:

– Пока ты не будешь вопить к Богу, к Божией Матери, святым, ничего не получится.

Полюбить бы нам, как святитель Лука, страдания

В Голландии всё и всюду напоминает о тюльпанах.jpeg В Голландии всё и всюду напоминает о тюльпанах 

А потом Настя вернулась в Москву, но ощущение молитвенной связи со святителем ее не покидало. Когда в Голландии любимому назначали очередную операцию, денег уже не было. Остеомиелит-то ему вычистили, но теперь надо было чем-то закрывать эту огромную дырку в ноге в нижней части голени спереди. Он лежал и в ужасе смотрел на нее, когда делали перевязку.

Пока врачи думали-решали, откуда пересаживать кусок кости, нагноение опять началось. Еще и чернеет уже нога. Значит, отнимать придется. Настя опять «вопит»: «Батюшка, как же!»

У самого святителя Луки есть замечательная автобиографическая книжка «Я полюбил страдания…» Полюбить бы и нам их, ведь почитать святых – это значит им подражать.

А еще святые отцы говорят:

если ты увидел хорошего человека, знай, что он страдал.

Рана на ноге у перепуганного перспективой остаться калекой стала прям на глазах затягиваться, точно ссыхаться – не было уже этой зияющей полости. Даже перевязки делать прекратили. И тем отчетливее он видел весь этот чудодейственный процесс. Без пяти минут инвалид встал на ноги.

Не оказаться бы расслабленными душой

Мы недавно праздновали в Церкви Неделю о расслабленном. Знакомый игумен еще всё смеялся:

– А-а, всех с профессиональным праздником!

Но вообще-то страшная аналогия. Христос этого больного предупредил: «Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5:14). Господь знал, что случится далее… Настя не знала, хлопотав, отправляя последние деньги, так истово молившись об исцелении.

По преданию, именно тот некогда в течение 38 лет разбитый параличом и Господом исцеленный расслабленный бил потом Христа по ланитам, еще и издевался:

– Изреки, кто Тебя ударил?

То же самое повторилось и в наши дни.

Через год общие знакомые сообщили: у исцеленного опять – ни с того ни с сего – рана открылась. Уже на здоровой, зажившей так чудесно ноге. Врачи в очередной раз ничего не поняли. Понял ли сам? Больше вестей оттуда не приходило.

А может быть, можно к маме?

Храм святителя Луки на территории госпиталя.jpg Храм святителя Луки на территории госпиталя

А подруга, что с самого начала СВО волонтерила в госпитале Вишневского в Красногорске, как-то позвонила:  

– Настя, у меня к тебе просьба.

– Какая?

– Знаешь, у нас тут Дима, штурмовик, с орденом Мужества, его из самого пекла с фронта привезли. У него остеомиелит, бедро никак после ранения не заживает. Ногу могут ампутировать.

А Настя так упорно пыталась в последние годы забыть про всё, что произошло в Голландии, там, где эти распрекрасные тюльпановые поля. Ей ведь и кредиты пришлось выплачивать... Теперь даже растерялась:

– А я чего?

– Могла бы ты подъехать? У тебя же прямая связь.

– Что ты говоришь? – спохватилась.

А сама действительно святителю Луке так и молилась, он ей прямо родным стал. Еще и слышала:

святые нас сами выбирают, и если вот так на сердце легло – ощутишь близость с кем-то, то и о самом главном часе для каждого из нас молись – чтоб помог во время перехода из этого мира.

Тем более что внутренняя душевная боль давила так, что то и дело вертелось: а может быть, уже можно к маме? Она к тому моменту ушла…

Все святые в служение. И мы должны служить…

Мама тоже была танцовщицей. Настя, пойдя по ее стопам, встанет на пуанты, – как и сейчас смеется: бывших балерин не бывает.

Мама потом приняла постриг. О монашестве духовник из Оптиной и с Настей заговаривал. Но она, приехав в джинсиках, делая некогда вышколенный па в сторону, засомневалась:

– А можно как-нибудь здесь, то есть там? – кивая: мол, в миру поподвизаться?

– Тогда помогай кому-то. Неси какое-нибудь служение.

И она поехала в госпиталь.

– А что мне делать? – спрашивает у подруги.

Та была за рулем и деловито стала объяснять:

– Ну, расскажешь ему про святителя, опытом веры поделишься, – она внимательно следила за дорогой, пропускала тех, кто рвался вперед, и уже на светофоре обернулась и так обстоятельно воодушевляюще продолжила, – помолитесь вместе, акафист почитаете!

Крестный ход с иконой святителя Луки в госпитале.jpg Крестный ход с иконой святителя Луки в госпитале

Да, это были долгие по душам разговоры. Стали вместе молиться. Привозила его на коляске в домовый храм – он там, в госпитале, святителю Луке и посвящен. Даже икона с ковчежцем мощей есть. Молилась святителю за Димитрия и в своем приходском храме, где тоже еть икона архиепископа с частицей мощей:

– Батюшка, помоги Диме!

С Дмитрием.jpeg С Дмитрием

И рана у того затянулась. Нога зажила. Отправили в родной Магадан на дальнейшую реабилитацию.

Не спрашивайте. Просто поверьте

«Как так? Не спрашивайте. Просто поверьте, – написала Настя в соцсетях. – На двух костылях пока, но уже на своих двоих ногах. Больная ножка оживает, и у меня нет никаких сомнений, чьими руками и чьим заступничеством это произошло. Руками и отзывчивостью хирурга, профессора медицины, епископа Русской Православной Церкви, лауреата Сталинской премии, что получил ее как значительнейший теоретик и практик гнойной хирургии, издавший учебник на эту тему».

Его знания и практические открытия спасли в годы Великой Отечественно войны жизни сотен тысяч наших солдат и офицеров. И теперь в “центральной Вишне” не только храм в честь этого святого, но и весь холл первого этажа украшают его портреты при жизни, цитаты из его книг, его рисунки, этюды.

Нагрды Дмитрия.jpeg Награды Дмитрия

«А Димка – настоящий русский мужик, – пишет Настя. – Заядлый умелый охотник и рыбак – в мирной жизни. Сильный, мужественный, смелый штурмовик русского батальона “Ахмат”. За что получил орден Мужества, не говорит, но награды дал подержать и сфотографировать. Мой первый трехсотый и первый, которого я буду провожать до самого самолёта, потому что теперь он мне брат. И даст Бог я прилечу к нему в гости, а он подстрелит мне самую вкусную утку и выловит из Охотского моря самую большую рыбу. Накормит дальневосточным крабом и икрой от пуза, как и пообещал. Все так непременно и будет, потому что таким мужикам я верю».

Сюрприз от святителя

С Ромой.jpeg С Ромой

А потом был еще боец, Роман. Лишился двух ног, руки. Его прооперировали, но на этом мучения не заканчиваются. Сосуды перетянуты, а мясо-кости наружу, и всё это еще будут месяцы и месяцы, пока заживает, подпиливать-подрезывать – боль неимоверная, нечеловеческая. Температура зашкаливала, обезболивающие не помогали. Сепсис могт произойти – это самая главная и опасная угроза. А кому как не святителю Луке, автору учебника по гнойной хирургии, молиться об избавлении?

И опять – вопль:

– Батюшка Лука! Помоги!

Награды Романа.jpeg Награды Романа

Молились и вместе. Настя его иконку Роме принесла, и он уже не расставался с ней. Маслице от лампадки приносила, святую воду. И произошло чудо.

Сама она в это время повезла гуманитарный груз на Донбасс. И вдруг приходит эсэмэска из госпиталя: «Рома хочет тебе сюрприз сделать – он пересел в коляску». При таких ранениях такое и через три месяца – это чудо!

И Рома сам стал на этой электрической радиоуправляемой коляске ездить в храм святителя Луки, что находится на территории госпиталя, вместе со срочниками посещал службы. Участвовал в таинствах. Прикладывался к ковчежцу с мощами святого целителя, молился там перед его большой иконой. Дальше – следующий этап реабилитации.

Святитель не оставит. 

Записала Ольга Орлова