Человек, созерцавший Пресвятую Троицу. Памяти преподобного Александра Свирского

Гуревич Валентин, иеросхимонах
Гуревич Валентин, иеросхимонах

Сегодня, 12 сентября, в Донской обители Москвы престольный праздник в честь выдающегося русского святого – преподобного Александра Свирского. В народном благочестивом предании подвижник назван новозаветным Авраамом, поскольку также как святой праотец Авраам был удостоен явления Пресвятой Троицы.

Явление Пресвятой Троицы преподобному Александру СвирскомуТроица и прп. Александр Свирский.jpg

Святые угодники Божии – каждый из них – отличаются своей особенной индивидуальностью, характером своего подвига. Некоторые из них в чем-то схожи между собою. И если говорить уже о преподобном Александре Свирском, то по типу своей святости, характером своего подвига он напоминает преподобного Сергия Радонежского – благодатного воспитателя русского народного духа, как о нем отзывается историк В.О. Ключевский, погребенный, кстати, в некрополе нашей святой обители.

Преподобному Сергию, как известно, был посвящен правый придел Малого Донского собора.

Приемы «Божьей педагогики»

Преподобный Александр, в крещении Амос, родился в середине XV века в северных новгородских пределах от благочестивых крестьян – Стефана и Василиссы, впоследствии уже после рождения и воспитания последнего сына так же, как и родители прп. Сергия, принявших монашество с именами Сергий и Варвара. Они уже имели взрослых детей, но преждевременно утратили способность к деторождению и лишь спустя долгий срок, после усердных молитв, были извещены свыше, что от них родится дитя, которое будет утешением для Церкви Христовой.

И вот, мы здесь еще раз видим этот особый Божий промысел – как и в библейские времена – рождение праведника от неплодных и уже немолодых благочестивых родителей, испрошенное их усердной молитвой. То есть, здесь еще раз подтверждается важность духовного состояния родителей к моменту зачатия. От этого зависит качество души рождаемого младенца.

Отрока Амоса, подобно отроку Варфоломею[1], с ранних лет отличала склонность к христианской аскетике – он вкушал пищу только раз в день, и то ограничивался лишь хлебом и водой, и, кроме того, ограничивал время сна, предпочитая бдение. 

В ответ на беспокойство родителей и увещание матери, просившей его есть вместе с другими членами семьи, употребляя такое же количество пищи, и спать столь же продолжительно, как и другие, праведный отрок ответил словами Писания в том смысле, что брашно и питие не приближают нас к Богу. Изумившись мудрости отрока, мать тут же позволила ему поступать так, как он хочет. 

Он любил уединение и молитву, избегал суетных разговоров.

И еще сходство с прп. Сергием: ему также трудно было учиться. 

Плохо успевая, он неоднократно обращался к Богу с молитвой о помощи в ученье. И вот, однажды он пришел в церковь и, повергшись перед иконой Божией Матери, молитвенно воззвал к Ней от всего сердца. И услышал голос: «Встань, не бойся, получишь то, о чем просишь».

Радостный он вернулся домой, и родители, заметив эту радость, поняли, что ему было явление из Вышнего Мира. С того момента он стал успешно овладевать грамотой и усердно внимать Святому Писанию.

Вот такой явный Божий дар. Как и у прп. Сергия. Так же было в детстве и у св. праведного Иоанна Кронштадтского, у свт. Петра, Митрополита Московского. Здесь мы видим действие одного из тех, если можно так выразиться, приемов «Божьей педагогики», при помощи которых Господь воспитывает Своих угодников, добиваясь, чтобы они приобретали смирение. То есть, вначале, от рождения, Господь, как бы не дает человеку ту или иную способность, он лишен того, чем одарены его сверстники и терпит унижения, насмешки и превозношение над собой окружающих. Но потом, после усердной молитвы, он получает этот дар даже в большей степени, чем окружающие. Таким образом, для него становится явным, что ему нечем гордиться, так как этот дар не есть его неотъемлемая собственность, но он явно, уже в сознательном возрасте получил его от Бога, по милости Божией. 

Дар, полученный от рождения, – тоже дар Божий. Но это не так явно для его обладателя по сравнению с тем случаем, когда человек явно получает этот дар уже в сознательном возрасте. А в случае природного дарования труднее удержаться от гордости и стяжать смирение. 

Вспомним в этой связи и Романа Сладкопевца, получившего по своей молитве музыкальные способности, которых он прежде был лишен, и дар сочинять духовные песнопения. Для него было явно, что это – дар Божий. И это знание уберегло его от гордыни, и он не лишился смирения, которое, напротив, усугубилось и вместе с благодарностью Богу доставило ему столь обильную благодать Святаго Духа, что он сподобился святости и пребывает на небесах в лике преподобных и теперь вместе с Ангелами воспевает славу Творцу. А имеющим природное певческое дарование трудно бывает удержаться от превозношения, поэтому и существует пословица: «где голосок, там и бесок»…

Смирение и благодарность Богу – особо ценные свойства души, необходимые для духовного возрастания. 

Подготовка к роли основателя монастыря

Свято-Троицкий монастырь прп. Александра Свирского близ современной станции Лодейное поле в Ленинградской области Монастырь прп. Александра Свирского.jpg

Когда Амос пришел в возраст, родители пытались склонить его к вступлению в брак. Но Боголюбивый юноша, уже успевший познакомиться с валаамскими монахами, был исполнен желания оставить мир и поселиться в Валаамской обители. 19-ти лет он ушел из дома под предлогом посещения близлежащего селения и больше домой не вернулся, направившись на Валаам.

Переправившись через реку Свирь, он прошел еще 6 верст и оказался в живописном благодатном месте на берегу озера. Остановившись там и предавшись молитве, он услышал голос, повелевший ему идти на Валаам, а потом, через некоторый срок вернуться именно сюда и основать здесь обитель, в которой многие будут спасаться.

Амос продолжил свой путь. Он шел по бездорожью, пробираясь через лесные дебри. Вдруг он встречает путника, который говорит ему, что и он идет на Валаам и притом знает дорогу. Они пошли вместе и вскоре достигли Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Перекрестившись у св. врат и поблагодарив Бога, Амос хотел было поблагодарить и своего проводника, но оказалось, что тот бесследно исчез. Стало понятно, что это был Ангел Господень.

Игумен Валаамской обители принял Амоса в число насельников.

С этого момента начинается подготовка его духа к роли основателя монастыря и духовного наставника, наставившего многие души на путь спасения.

А для этой роли прежде всего надо самому достичь духовного совершенства, приобретя при этом духовную опытность и стяжать благодать Святаго Духа, которая дарует и способность к наставничеству, и, собственно, жизнь Вечную, Царство Небесное, которое есть цель христианской жизни. 

Этот путь духовной подготовки к наставничеству прошел и прп. Сергий, уединившись на горе Маковец. 

Как и в случае прп. Сергия Радонежского, иноческий подвиг прп. Александра доставил ему свойство духовного магнита, вокруг которого начинают селиться люди, ищущие путь спасения, и так, естественным образом возникает новая святая обитель, не учрежденная административным указом, а возникающая естественным путем. Ибо зажигается светильник, на свет которого слетаются души, ищущие свет.  

Но если прп. Сергию потребовалось лишь два года подвига, чтобы в его сердце загорелся этот привлекающий души свет Христов, то прп. Александру потребовалось для этого три раза по семь лет.

Это не умаляет значение подвига прп. Александра. Путь прп. Сергия – исключение по своей стремительности и кратковременности. Путь прп. Александра по его большей продолжительности и, если можно так выразиться, поэтапности, как бы более естественный и применимый к более широкому кругу ищущих духовного совершенства.

В результате, как и прп. Сергий, прп. Александр стяжал не только благодать наставничества, но и благодать чудотворения – он исцелял больных, предсказывал будущее.

Един от древних

Прп. Александр Свирский.jpgПервые семь лет он был послушником Валаамского монастыря. Этот опыт жизни необходим большинству подвижников – для стяжания смирения, терпения и благодушного перенесения скорбей и досаждений от братии и начальников, которые непременно имеют место в общежитии.

Спустя семь лет он был пострижен с именем Александра, после чего удалился для уединенной жизни на остров недалеко от монастыря, который впоследствии стал именоваться Святой.

Проведя семь лет на этом острове, он удаляется для еще более безмолвной жизни в течение семи лет на то место в шести верстах от реки Свирь, где ему было возвещено о его будущем. На протяжении этих последних семи лет он уже был в полнейшем одиночестве, не видел человеческого лица и пребывал в посте и молитве, вкушая только, так сказать, «дары леса», разумеется, постные. Здесь ему пришлось много претерпеть от холода, голода, болезней и бесовских искушений. 

Он был, так сказать, «един от древних», тех, кто по собственной воле лишали себя обычных удобств и комфорта, предоставляемых обществом, уединялись в пустыне, в которой не было ни «скорой помощи», ни антибиотиков. Подвергали себя всем превратностям погоды, опасностям от диких зверей и разбойников. Для того, чтобы избежать соблазнов, которыми изобилует жизнь среди людей, и всецело сосредоточить внимание и все силы своего естества на Едином на потребу. 

В отличие от подвижников последних времен, которые, по словам древних отцов, «ничего не сделают», но будут спасаться лютыми скорбями, если безропотно будут их претерпевать, принимая их как из руки Божией. Образ такого подвижничества явили, например, узники Соловецких лагерей…

Однажды, впавши в тяжкую болезнь, он в изнеможении от сильной боли лежал на земле и напевал псалмы. Перед ним вдруг предстал «преславный муж» и спросил, что у него болит. Прп. показал ему больное место, видимо, он страдал язвой желудка. Тот положил на это место руку, перекрестил и исцелил его. Болезнь больше не возобновлялась.

В другой раз, когда преподобный шел за водой и громко пел молитвы, он услышал голос, предрекавший приход сюда множества ищущих спасения, которых надлежало принять и наставить.

На исходе этого последнего семилетия на жилище отшельника набрел боярин Завалишин и стал его первым пострижеником. После обретения боярином прп. Александра около последнего стали селиться братия. Сам Завалишин впоследствии основал собственную обитель и наставил на путь спасения множество разбойников и от разбойников же принял мученическую кончину. 

Он неоднократно наблюдал издали на месте отшельничества преподобного Александра то огненный столп, то светлый луч, то световидный дым, поднимавшийся от того места. 

Однажды ему явился Господь в виде трех блистающих нестерпимым Божественным светом светозарных Мужей с повелением построить храм во имя Живоначальной Троицы. В народном благочестивом предании прп. Александр назван новозаветным Авраамом, ибо так же, как и св. праотец был удостоен явления Пресвятой Троицы.

Как мы видим, и в этом – параллель с прп. Сергием, так как главные храмы и обители обоих преподобных посвящены Святой Живоначальной Троице. 

Светильники, возжигающие огонь в душах других

Явление преподобному Сергию последующих учеников в виде птиц.jpg Явление преподобному Сергию будущих учеников в виде множества птиц 

Явился ему и Господь Иисус со словами: «Мир Мой даю вам» (Ин. 14, 27).

В конце жизни он был удостоен и посещения Божией Матери, которая возвестила ему, что будет пещись о благосостоянии его обители и при нем, и после его кончины. И он видел множество иноков, которые подвизались в его монастыре и при его жизни, и после него.

Как видим, и здесь – аналогия с прп. Сергием. Тот видел души будущих многочисленных насельников своей Лавры в виде райских птиц, а прп. Александр видел их в обычном человеческом облике.

Как и прп. Сергий, прп. Александр воспитал многих иноков, стяжавших благодать Святого Духа и причисленных к лику святых. Они поименно перечисляются в некоторых его житиях. Среди его учеников и воспитанников были и такие, которые сами сделались основателями новых обителей. 

И в этом мы также видим аналогию с прп. Сергием.

Любому мастерству и ремеслу удобнее учиться вблизи живого мастера, а не по книгам, содержащим инструкции и руководства. Этот закон распространяется и на тех, кто собирается приобрести мастерство в искусстве из искусств и науке из наук – в духовной жизни, в которой также гораздо удобнее преуспевать вблизи живого старца и учителя, стяжавшего благодать Святого Духа.

Как мы видим, от огня таких подвижников, как прп. Сергий, прп. Александр возгораются другие светильники, от которых потом, в свою очередь, зажигаются новые многочисленные светильники, и, таким образом, происходит нечто вроде цепной реакции. И преображается земля и народ благодаря влиянию этой духовной братии.

Когда Троицкая церковь была построена, братии с большим трудом и при поддержке архиерея удалось добиться того, чтобы прп. Александр принял священный сан и стал игуменом обители.

Сделавшись игуменом, он умножил смирение своего подвижничества: сам первый подавал пример в телесных трудах, одежда его была вся в заплатах. И во всем этом мы тоже можем усмотреть точное подобие прп. Сергию.

И по ночам он так же обходил кельи братий. Там, где слышны были праздные беседы, легким стуком напоминал о необходимости возвратиться к иноческому образу поведения. А наутро увещевал провинившихся. И вскоре обитель приобрела славу особо строгого монашеского жития.

Скончался прп. в весьма преклонном возрасте – 85-ти лет от роду.

Столь долгая жизнь была отпущена преподобному, видимо по характеру его наставнического служения – чтобы он успел многих наставить и обеспечить дальнейшее плодотворное существование обители.

Монастырские угодья и достаток служили для пособий нуждающимся, а в годы вражеских нашествий обитель в изобилии снабжала защитников Отечества и вообще могущественно поддерживала «государево дело», за что была пожалована грамотами от многих царей и царскими подарками – облачениями, иконами, сосудами.

И в этом отношении прп. Александр уподобился прп. Сергию, который был не только наставником иноков на пути в Отечество Небесное, но и выдающимся общественным деятелем, доставлявшим великую пользу своему земному Отечеству, государству, ограждавшему своей заботой о благочестии и покровительством народ Божий и новые поколения христиан.



[1] Имя, данное при крещении прп. Сергию Радонежскому.