Святость ближе, чем кажется

Рассуждение духовника Иверского Орского монастыря протоиерея Сергия Баранова.

Рецепты счастья

Святость была и есть смысл жизни христиан. Первые христиане именно ею и жили. Так и обращались друг к другу в посланиях: «Святым такой-то Церкви…»

Святости не бывает без Христа. Без Него и христианство – это не христианство. В православии всё христоцентрично.

Отец Сергий Баранов.jpg

Если нет Христа, то всё, как говорил Премудрый Соломон, «суета сует».

В духовной жизни нет нейтралитета: ты или ко Христу идешь, или от Него. Что такое грех? Это не то, что Бог обиделся и отвернулся от вас. Грех – это когда ты лишаешься радости, ты сам удаляешься от Бога и ходишь мрачный. Потому что грех мучит, изъедает тебя. А когда внутри Бог – человек не ходит, а летает, ему очень хорошо.

В сущности, что грех принес человеку? Смерть, болезни, раздоры. И весь подвиг Господа, и все Его заповеди – не потому что Ему что-то от нас надо, – нет, Богу от нас ничего не надо. Он их нам дал ради нас самих. Это рецепты счастья. Делай так – и будешь счастлив.

Мотиватор 3.png

Соглашаясь на грех, я даю ему бытие, жизнь, энергию своей души. И он начинает быть, начинает действовать, отравлять всё во мне и вокруг. И когда я это понимаю, я иду на исповедь к Нему, к моему Спасителю. Тогда Бог берёт на Себя мой грех и умирает с ним, прекращая его бытие.

…А я пока живу


// Из фильма протоиерея Сергия Баранова «Цена моей жизни»

Но предположим, мы стараемся жить чисто, по совести, не грешить, никого не обижать, даже любить пытаемся, быть хорошими сыновьями, дочерями, или уже родителями, избегаем вредных привычек, работаем над характером. Кто-то и более того – в больницы, в тюрьмы, в дома престарелых, в приюты идет, чтобы и там послужить ближнему. Или усыновляет-удочеряет сирот. Бездомных кормит. Женщин от абортов отговаривает, создает для них кризисные центры или жертвует на их работу. Это всё хорошо. Но что из этого не мог бы делать атеист? Всё мог бы!

Чем же мы отличаемся от неверующих?

Мотиватор.png

В чем суть христианства? Что христианина делает христианином? Вот атеисты этого не делают, а мы должны бы… Молиться!


И это не есть механическое «вычитывание», бубнеж утром и вечером. Ты можешь хоть наизусть выучить всю Псалтирь (а раньше люди так, кстати, и делали). Но молишься ли ты? Молитва – это состояние, когда Бог – вот Он, здесь! Рядом! И я ликую! Я в трепете! Я счастлив! Бог уже не идея, Он есть! И я Им существую.

Но без молитвы Бога найти нельзя, потому что молитва – это еще раз: не говорение, не чтение духовных текстов, но СОСТОЯНИЕ, в котором ты непостижимым образом соединяешься с Богом. Это нельзя объяснить тому, кто этого не знает, – трудно подобрать нужные слова, сравнения, выражения.

Но святые нам говорили, что это возможно, и мы на их примере видели даже внешнее преображение: некоторые из них светились нетварным светом. Молитва – это именно состояние, в котором ты начинаешь не верить в Бога, а переживать Бога – непостижимо, необъяснимо, не в образе, не в каких-то чувствах.

Для нас драгоценно, что такая молитва – это не только подвиг древних святых, которые жили 1000 лет назад, – это опыт отца Софрония (Сахарова) (1896–1993), преподобного Силуана Афонского (1866–1938), геронды Иосифа Исихаста (1897–1959), святого Порфирия Кавсокаливита (1906–1991), старца Гавриила Ургебадзе (1929–1995), которые по времени совсем не далеко от нас отстоят.

Кто следующий?

«Твори молитву, и молитва тебя всему научит»

Иногда начинают рассуждать: вот я, мол, у святых отцов прочитал, что без слёз нельзя молиться… Так и причащаться без слёз нельзя, как пишет преподобный Симеон Богослов! И что? Будешь теперь себя неким образом психологически накручивать, чтобы покаяние у тебя как-нибудь да появилось?

«Знаете, – говорю, – когда придет Христос, не как ваше измышление о Нем, а вот именно Он – ты же слёз своих уже остановить не сможешь! Они у тебя из глаз, как из крана, потекут!»

Когда придет Святой Дух и откроет вам ваши глаза на самое себя, что вы из себя на самом деле представляете, вы не сможете не заплакать!


И дело тут не в аутотренинговой настройке… Нет, это будет Образ Подлинности, и вся наша фальшивость обнажится по сравнению с Ним.

Самое правильное в духовной жизни, когда всё происходит само собой, вовремя, без чрезмерной натуги, естественно. Святые говорят: «Твори молитву, и молитва тебя всему научит…»

Как найти время на молитву?

Но тут же возникает другая проблема. Часто сетуют: мол, жизнь сейчас такая сумасшедшая и помолиться некогда. Ну, так, значит, это не жизнь! Просто тоннами наши часы уходят в топку не пойми чего, пустых разговоров, просмотров всякой ерунды. Это всё иллюзия, обман.

Наши дедушки-бабушки трудяги были. Вот дед погиб на фронте, бабушка с сыном на руках одна осталась, а в колхозах тогда даже зарплату не платили, только галочки-трудодни ставили да еще налогами обирали народ. И вот они вкалывали тогда от зари до зари, так их же еще и преследовали за веру. А они все равно на молитву время находили. А мы?

Мы сейчас все техникой обставлены: стиралки, пылесосы, посудомойки… – и у нас времени нет?! У нас просто приоритеты сбиты.

Некогда Диоген по улицам раскаленной солнцем Греции с фонарем носился: «Ищу человека!». Вот так же и мне хочется выбежать порою в толпу, спешащую, обезумевшую в этой гонке: «Люди! Люди! Поберегите время! Не бегите не в ту сторону! Потратьте время жизни на главное! Жизнь так коротка! Времени ОЧЕНЬ мало!!! И оно нам отведено не для того, чтобы сидеть у телевизора… Время дано для другого».

Съездить куда-то, поглазеть на то на сё – время у нас находится. Бог и отдых благословляет – это всё так. Но это же не самое существенное в жизни. А понимать это начинаешь знаете когда? Вот попал человек в онкодиспансер, и ему заявляют: «У вас опухоль». Что тогда с человеком происходит? Времени, говорите, нет? А тут же его целая тележка – и по врачам ходить, и какие-то альтернативные методы испробовать, и туда съездить, и там счастье еще на продление этой жизни попытать… И средства вдруг находятся на какие-то дорогие лекарства. А на молитву всё так же времени не остается?..

Вот это мы перестали осознавать, что наша жизнь вообще есть не что иное, как медленное умирание. Мы все медленно умираем. У кого-то этот процесс быстрее может протекать, у другого чуть медленнее; что-то его форсирует, что-то притормаживает. Но не в этом суть. Мы всё равно все умираем. И это единственное, что мы знаем наверняка: мы все умрем. Так в чем же тогда дело? Почему мы не задумываемся над смыслом происходящего?

Снимок экрана 2022-07-11 в 13.27.55.jpg

Самая чудовищная вещь – духовное умирание. Гибель того, что смерти не подлежит, – души бессмертной. И вот это самое страшное, когда душа у тебя уже смердит и тебе самому противно, а ты один на один с этой проблемой. Без помощи Божией. Но Господь и не помогает тем, кто не просит этого у Него. Он уважает свободу человеческую. Всё зависит от самого человека: найдешь ли ты время на то, чтобы к Богу воззвать?

Как сделать так, чтобы Христос стал центром моей жизни?

Неужели же Бог не услышит молитвы Своего создания? Создавый ухо, не слышит ли? И Создавый око, не видит ли? (ср. Пс. 93:9). Поэтому Господь и называется Сердцеведцем – что Он простирает Свой взгляд в такие дали нашего существования и глубины, как мы сами себя не знаем. Ему же объяснять ничего не надо. Вот придут на исповедь и – давай: а потому что, было то-то… Да дело ведь не в этом! Как и в молитве – у Бога ведь просить даже по большому счету ничего не нужно. Не просьба в молитве – главное. А Сам Христос.

Вот когда ты Христа в молитве осяжешь, тогда даже можешь замолчать. Тебе не до слов уже будет. И ты не станешь задаваться прожектами: а как бы сделать так, чтобы Христос стал центром моей жизни? Да ты просто уступи Ему это место. Там обычно наше «я» восседает со всеми своими прихотями. Еще и помышляет, что весь мир вообще для него. И Христу тогда места нет, разве что какое-нибудь в хлеву?..

Запомните: все правила духовной жизни, собранные в православной аскетике, предполагают, что ты должен уступить центральное место в своей жизни Христу.

Это, в общем-то, единственное, что от нас и требуется.

Святые отцы говорят, что Андрей Рублев – исихаст (священно безмолвствующий, углубленный в молитву. – Ред.). Не случайно они с Даниилом Черным любили между трудами по написанию икон сидеть в созерцании. То есть они имели молитву, иначе бы Троицу преподобный Андрей не создал. Это озарение свыше...


// Из книги протоиерея Сергия Баранова «К Свету»

Троица прп. Андрея Рублева.png

И вот когда мы ощутим Христа в своем сердце, тогда весь наш мир станет жизнеспособным, – это будет настоящая Вселенная, где Творец ее Альфа и Омега, начало и конец, и есть и будет (Откр. 1:8). Всё от Него исходит и возвращается к Нему. И это будет счастье. Потому что это мироздание, где все и всё на своих местах. Это гармония и покой. Это любовь и сила.

Вся внешняя обрядовая сторона нас только поддерживает, но вникайте, пожалуйста, и в суть духовной жизни. Читайте больше святых отцов. Что они писали про молитву? Как они сами в этом опыте ощущали Бога? Учитесь у них всю свою жизнь выстраивать вокруг этой осевой доминанты молитвы, тогда центром вашей жизни и станет Христос.

Подготовила Ольга Орлова