Батюшка, рядом с которым и на войне не страшно. Памяти протоиерея Михаила Васильева

Вчера, 9 ноября, в храме Христа Спасителя простились с протоиереем Михаилом Васильевым, Героем России, обладателем ордена Славы и чести I степени (обе награды присвоены ему посмертно – и это помимо множества других, полученных отцом Михаилом ранее). Батюшка – духовный отец многих военных священников, настоятель храма великомученицы Варвары и преподобного Илии Муромца – Патриаршего подворья при штабе Ракетных войск стратегического назначения во Власихе.

Его послужной список насчитывает более 30 военных командировок в горячие точки России и всех тех стран, за которые русские воины вступались, – он помогал бойцам в Косово, Боснии, Абхазии, Киргизии, на Северном Кавказе, в Сирии. Он очень почитал воина-мученика Евгения Родионова, раскрывая на его примере суть войн, что ведутся против России. Когда весь Запад со всем своим блоком НАТО восстал против наших ребят на передовой, отца Михаила дома было не удержать. Он не попадал ни под какую частичную мобилизацию, он сам рвался туда, где сложнее всего. И погиб от удара американского HIMARS.

О батюшке-герое рассказывают друзья, однокурсники и те, кого он просто по-пастырски поддерживал и опекал.

Прямой батюшка

sq-Генерал-майор Владимир Михайлович Грызлов.jpg
 

Генерал-майор запаса Владимир Михайлович Грызлов:

– Мы с отцом Михаилом вместе учились в Академии Генерального штаба. Тогда и познакомились, это было лет 20 назад. Потом вместе были на российско-китайских военных учениях в Китае «Мирная миссия – 2005». Батюшка там занимался своим делом, многие воины тогда покрестились.

У него был дар обращения других к вере. Так он и в Чечне около трех тысяч воинов покрестил.

При учебе в Академии Генштаба он был душой нашего курса, мы с ним побывали в различных святых местах, сюда в храм Христа Спасителя, где его ныне отпевают, он устроил нам всем как-то раз обстоятельную экскурсию с рассказом о вере православной. Даже если мы не виделись, постоянно общались с ним по телефону. Связь не прерывалась. И так он со многими был постоянно в общении. Когда я прилетал в командировки в Москву, мы с ним встречались, я был у него дома, видел его детишек. Сейчас матушка Мария осталась с детьми одна. Тяжело ей будет.

Мы с друзьями рады тому, что Президент России Владимир Владимирович Путин принял решение о присвоении отцу Михаилу звания Героя России. Он действительно заслужил это звание, как и орден, также врученный ему посмертно, Славы и чести I степени «за жертвенное служение Церкви и Отечеству».

Вот именно Церкви и Родине он всего себя отдавал.

Это всегда был такой очень живой в общении, эрудированный, с хорошим чувством юмора. Можно было его заслушаться, когда он что-то рассказывал.

Храм преподобного Ильи Пророка с приделом великомученицы Варвары, построенный отцом Михаилом.jpg Храм преподобного Ильи Муромца с приделом великомученицы Варвары, построенный отцом Михаилом

Он самоотверженно занимался строительством церкви преподобного Ильи Пророка с приделом покровительницы Ракетных войск стратегического назначения – великомученицы Варвары. Сам вникал во все сложности строительства, посредничал между руководством военного гарнизона во Власихе и подрядчиками.

Потом уже в отстроенный благоукрашенный храм я привозил своего приемного сына. Батюшка удивительно просто находил общий язык со всеми, в том числе с детьми. У него и своих их шестеро. Так что и с сыном они так запросто стали общаться, поднялись вместе на колокольню, и отец Михаил как настоятель разрешил ему позвонить в колокола.

Батюшка всегда со всеми говорил открыто, прямо.

Ценил тех, кто способен совершать поступки.

Свою позицию мог высказать всегда и везде, невзирая ни на чины, ни на звания тех, с кем говорил в тот момент. Кого-то мог и обличить. Много говорил о чести, тем более офицерского состава, на кого равняются подчиненные. Прямой батюшка. Можно даже сказать, правдоруб. Он мог высказаться как о командирах низшего звена, так и о руководстве имел свое суждение. О нынешних событиях говорил осторожно, но так, что было понятно: ситуация очень тяжелая.

За таким священником и ко Христу след в след пойдут мужики-воины

sq-Монах Киприан (Бурков).jpg
 

Монах Киприан (Бурков), Герой Советского Союза:

– Мы с отцом Михаилом познакомились в Синодальном отделе по взаимодействию с Вооруженными силами. Он был сотрудником этого отдела. Я от него очень многое познал, перенял в плане опыта. Мы много ездили вместе. Подружились. Для нашей земной жизни его смерть – это большая утрата. Он редкий человек. В нем сочетались совершенно разные качества. Кому-то не нравилось, когда он был прям, говорил без обиняков – откровенно. Но без этого никак. Когда ты находишься среди военнослужащих, солдат при жесткой армейской иерархии сам не все может сказать начальству. К тому же есть четкая система субординации, когда нельзя что-то «через голову» решать. Но в иных случаях иначе и решить ничего невозможно. А священник – это такой медиатор, – отец Михаил совершенно просто общался на всех уровнях, ни перед кем не заискивал, всем по-человечески, по-пастырски был готов помочь, отозваться на любую нужду.

Ему принципиально была важна правда всегда и во всем.

Поэтому он считал, что высшее военное руководство должно быть в курсе того, что на самом деле и как в рядах войск происходит. Его прямота, желание помочь тем, кто находится на передовой, любым способом выложиться на всю – это были его главные качества.

Знаю еще по Кавказу, когда он там был на войне. Однажды надо было ребятам, которых он окормлял, пройти через минное поле – иного выхода не было. Командир наземного сухопутного подразделения тогда и сказал: «Ну, что, батюшка, точно веришь, что смерти нет? Ну, веди нас через минное поле». И он пошел первый с молитвой и так провел всех через этот опаснейший заминированный участок. Все вышли. Никто даже не покалечился. Все шли след в след. Батюшка был по-настоящему верующим человеком. Не на словах. Не так, что тут я верю, а как дело дошло до серьезного испытания, что-то дрогнуло вдруг в человеке… Нет, он не вилял перед жизнью – он ходил прямыми путями. Как говорил, так и жил. Шел за Христом. За таким священником и ко Христу след в след пойдут мужики-воины. Их мало чем проймешь. А вот таким поступком – да!

Отец Михаил с бойцами в Чечне

Вера – это всегда осуществление ожиданий. Это не просто уверенность. Это всегда деятельная жизнь в соответствии со своей верой.

А брань – она всегда идет прежде всего духовная. Он как священник это все прекрасно понимал. И он эту правду Божию доносил до военных. На простом таком задорном, даже порою залихватском языке. С молодежью мог запросто по-честному пообщаться. Он понимал, что и сейчас идет отнюдь не просто СВО, дело не только в угрозе внешнему суверенитету, – всё гораздо глубже. Это настоящая война. В отношении врагов России он был даже несколько резок в своих высказываниях. Он четко различал: да-да, нет-нет; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5:37).

Нет и не может быть никаких компромиссов, где речь идет о вере, о самих основах нашего русского бытия. Если их не отстоять, то смысла уже ничего не имеет. Война идет с верой православной. Вот что важно уяснить.

Если посмотреть историю Украины, с чего все началось? Стали посягать на развал Церкви – провоцируют церковный раскол. И доныне всё это продолжается. Разделяй и властвуй – это принцип сатаны. А наша задача – объединяться: быть вместе с Господом и так друг с другом едиными во Христе. Вот эту истину он и доносил до военнослужащих. Вот основные составляющие его всежизненной проповеди и словом, и своим примером: смерти нет, мы воюем за правду Божию, с нами Бог.

Он для меня как был, так и остается святым

Егор (в силу службы не может в данный момент обнародовать полное имя, фотографию):

Протоиерей Михаил Васильев.jpg Протоиерей Михаил Васильев

– Я выпускник прославленного Рязанского десантного училища. С отцом Михаилом мы познакомились ровно 20 лет назад. Северный Кавказ, Чеченская Республика, Хатуни. Идет война. Мы, молодые лейтенанты, – сопляки, брошенные туда, раньше и пороха-то не нюхали. Даже не понимали, куда мы попали, с чем и за что вообще боремся. У нас пошли большие потери. А этого никак не объяснить, не передать тому, кто этого не пережил, что это за состояние, когда у тебя друзья гибнут каждый день. И вот к нам приехал поднимать боевой дух отец Михаил, с ними были его верные помощники.

Прошло два десятилетия, а для меня этот человек как был, так и сегодня остается святым. А он-то всего-навсего нас лет на 10 старше, нам было 20, ему около 30. Но он сумел найти такие слова, что поднял морально-волевой дух солдат. И мне лично помог пересмотреть всю ситуацию.

Когда появляется смысл, то ощущаешь и силы действовать. Вот это то, что он умел как никто. А еще рядом с ним было не страшно.

Потери – это не простая история, через это редко кто проходит без внутренних травм. Но батюшка умел лечить эти раны души.

Ты от него как обновленный каждый раз уходил, будь то исповедь или даже просто разговор по душам.

Он говорил настолько правильные вещи, которые сами по себе были целительны. Все, что бойцы, порою не зная сами, как от этого освободиться, начинают заливать алкоголем и т.д., батюшка просто как-то словом, назиданием вычищал из наших душ. Для молодежи там, на передовой – это была колоссальная поддержка.

Мы батюшке всегда говорили огромное спасибо за его труд и служение, при случае даже передавали через кого-то.

Я много лет знаю отца Михаила. Мы множество раз встречались. Он из тех, с кем, познакомившись, уже не хочется расставаться ни здесь, ни – надеемся – в вечности. По крайней мере, он нас наставил на этот путь.

Отец Михаил знал, насколько важен священник на передовой

sq-Иерей Павел Князькин.jpg
 

Иерей Павел Князькин, помощник командира 31-й гвардейской десантной штурмовой бригады:

– С отцом Михаилом мы познакомились в 2017 году, когда меня назначили на эту должность военного священника. Он всегда и во всем был нам всем молодым пастырям в Вооруженных силах примером. У него был колоссальный опыт пребывания в горячих точках. И он был локомотивом для всех, кто не уклонялся от этой стези.

Всегда знал, насколько важен священник на передовой. Это же огневая линия жизни и смерти. Там нельзя один на один со смертью бросать бойцов, особенно молодых ребят.

Окормление десантников. Молебны перед вылетом.jpg Окормление десантников. Молебны перед вылетом

Он и нас, молодых священников, не бросал, опекал, подсказывал, даже поощрял по итогам военных командировок. Как-то сам выхлопотал поездку в Иерусалим, за что я ему очень благодарен. Он так и пастырей умел подкреплять. И это при всей его занятости, проявлял теплое участие и внимание.

Это очень самоотверженный, бесстрашный человек. Конечно, страх –  естественное чувство, всегда возникает, но он его не показывал, умел как-то с ним совладать. Особенно когда началась война, многие теряются, война обнажает души.

На фронте ты уже не можешь из себя ничего изображать – ты такой, какой ты есть. Каково твое нутро – все сразу видно. А отец Михаил был настоящим воином Христовым, честным, прямым.

Он постоянно о ком-то заботился. Так и погиб при выполнении своего пастырского долга, направляясь к бойцам, которым была необходима поддержка.

Помню, я служил вечернюю службу и у меня такая отчетливая возникла мысль: «Как там отец Михаил сейчас? Уезжает оттуда или не уезжает?» Потом другая следом тут же: «Как у него матушка? Как жена офицера привыкла, что муж всегда в командировке...» И вот служба заканчивается, открываю телефон, а там сообщение: отец Михаил погиб...

Он мужественно шел к своей Голгофе. Не убегал, не прятался от нее. Он и с подбитого в Чечне террористами вертолета падал, и под бомбежками сколько раз был. И сохранял такую веселость духа! Светлый такой человек. Вызрел для вечности.

Столько всего сделал, – он же стоял у истоков возрождения военного духовенства. И сейчас эта война так ощутимо показывает востребованность священников. Его дело будет жить. И память о нем.

Отеческая строгость и любовь

sq-4.jpg
 

Иерей Сергий Качев, военный священник, помощник командира 83-й отдельной гвардейской десантной штурмовой бригады, которая базируется в г. Уссурийске:

– С отцом Михаилом мы познакомились лет 10 назад. Меня тогда только поставили окормлять десантников. Нужны были какие-то ориентиры, а у батюшки огромный опыт пребывания на фронте, общения с военными. И вот он как раз и приехал к нам тогда в Уссурийск. Он в целом был таким покровителем для военного духовенства, решал какие-то общие вопросы возможности служения в войсках, но при этом и в личные нужды каждого вникал. Такую проявлял отеческую заботу.

Но по-отцовски бывал и строг. Особенно к тем, кто занимает командные посты. От них многое зависит в целом во внутреннем климате в военных рядах.

Требовал верности семье, а иначе – если на этом уровне для тебя обеты не важны, где гарантия, что ты присягу не нарушишь. Точно так же и с выпивкой – выбирай: или служишь, или живи как знаешь, только найди себе какое-то другое место применения сил.

Отец Михаил Васильев с семьей.jpg Отец Михаил Васильев с семьей

Не всем такие его наставления нравились, тем более когда он конкретно уже ставил это кому-то на вид. Но говорил он то, что считал нужным, не оглядываясь ни на звания, ни на чины.

Офицер – это же не просто погоны в звездах и командование определенной группой лиц. Это в первую очередь идеалы, за которые ты жизнь готов отдать. Кому и чему ты служишь – отдаешь ли ты себе в этом отчет? Сам отец Михаил – это настоящий Герой России, – и Главнокомандующий Владимир Владимирович Путин ему это звание присвоил, так же, как и Святейший вручил орден Славы и чести I степени «за жертвенное служение Церкви и Отечеству».

Память о батюшке ВДВ, как его десантники называли, жива и многих-многих внутренне настраивает на его эту героическую «частоту».

Открыт сбор помощи семье протоиерея Михаила Васильева. Средства можно перевести на карту супруги, матушки Марии Васильевны: 4276 3800 4025 9660.



Записала Ольга Орлова