Зачем механически повторять молитву Иисусову? Старец Ефрем Аризонский

В первые дни Успенского поста предлагаем читателям размышление о молитве Иисусовой («Господи Иисусе Христе, помилуй мя!») из новой книги «Старец Ефрем Аризонский. Беседы и письма» издательства Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Старц Ефрем Аризонский. Минуты отдыха.jpgСтарец Ефрем Аризонский – архимандрит Ефрем (Мораитис), ученик святого Иосифа Исихаста, основатель более 20 монастырей в США и Канаде, воссоздавший многие обители на Святой Горе Афон.

Один человек поведал мне на исповеди, что однажды в нем пробудилось стремление постоянно вслух произносить молитву Иисусову. Мне сложно сейчас вспомнить, что послужило поводом для этого Божественного просвещения и подобного усердия, но он непрестанно произносил молитву, хотя и был обычный светский человек, имел семью и множество забот. Так вот однажды, когда он вел машину, молитва в нем начала как-то очень особенно действовать и он испытал душой единение со всем сотворенным миром. В то же время он пережил такую связь с Богом, что сам недоумевал, как все это произошло. И хотя такое состояние продолжалось всего несколько минут, он испытал великую радость, почувствовал внутри себя нечто божественное и воскликнул: «Что это со мной сейчас происходит?»

…Молитва просвещает человека, настолько приближает его к Богу, что он начинает познавать Его и получает силы любить Его, потому что Бог первым возлюбил его, и уже потом он – Бога. Молитва приносит душе мир Господень и умиротворяет внутреннего человека, успокаивает совесть и придает мужества для дальнейшего подвига.

Несмотря на то что Иисусова молитва очень коротка, она имеет огромную силу, о чем свидетельствуют даже бесы. Во-первых, это видно из тех препятствий, которые они создают начинающему молиться человеку. Но еще отчетливей это проявляется через одержимых нечистыми духами людей. Находящиеся в человеке демоны кричат и свидетельствуют о силе этой небольшой молитвы.

Жил как-то на подворье монастыря один современный нам монах, который совершенно забросил свои монашеские обязанности. Он находил предлоги пренебрегать выполнением молитвенного правила, не посещать службы и так далее. Он проводил невнимательную жизнь, и в результате диавол начал его подстрекать: «Ты ничего не делаешь! Не спастись тебе и не освободиться от злых привычек, которые уже укоренились! Иди в мир и хотя бы оставшиеся годы проживи в удовольствиях. По крайней мере, время, которое тебе еще отпущено на земле, проведешь в наслаждениях, ведь все равно вечную жизнь ты уже потерял».

Четки.jpg
 

У него не было сил сопротивляться этому помыслу, и в один прекрасный день он собрался и пошел к себе на родину в Кефалонию. Там он направился в монастырь Преподобного Герасима Кефалонийского, и когда вошел туда, один бесноватый сказал ему: «Ах, если б ты знал, монах, что держишь в своих руках!» А монах держал в руках четки. «Ты держишь их просто так, бесцельно, но на меня это все равно очень сильно действует! Пламенем жжет меня изнутри!» Тогда, с Божией помощью, монах опомнился и сказал себе: «Что это я собираюсь сделать? У меня в руках такое сильное оружие, о чем даже диавол свидетельствует, а я хочу его бросить? Хочу снять монашеское одеяние и переменить жизнь, а ведь диавол видит это и понимает, что происходит. Он же сам меня потом схватит и отправит в ад! Он обвинит меня, так как знает, что я держу эти четки для вида, а молитву внутри себя не творю».

Итак, инок вернулся в свою обитель с решимостью подвизаться и просил игумена принять его. И старец принял его!

Расскажу вам еще кое-что об этом монахе. Однажды во сне он как наяву увидел себя высоко в небе висящим над бездной и держащимся обеими руками за тонкую нить. А внизу зияла пустота и мрак. Представляете, в какой ужас он пришел? Он подумал: «Что будет, если эта нить сейчас порвется?» И услышал голос: «Инок! Инок! Будь внимателен! Твоя жизнь висит на волоске: и земная, и вечная!» От страха он проснулся. И это тоже помогло ему вернуться в обитель, в которой я его и застал.

В монастыре его видели непрестанно произносящим молитву «Господи, помилуй!» безостановочно, вслух. Игумен определил его на послушание распределять хлеб и вино, и там он непрерывно говорил: «Господи, помилуй». Постоянно повторял молитву и временами горько плакал. Однажды я, будучи еще иеродиаконом, пришел взять у него сухарей и прочего, как это было у нас заведено, когда мы жили в пустыне. Он сказал мне: «Диакон, посмотри-ка на эту икону». То была икона блаженной Феодоры, на которой изображены проходимые душой мытарства.

Мытарства.png Блаженная Феодора проходит мытарства после смерти 

«Видишь, – говорит, – вот здесь внизу изображено, как умирает Феодора. Потом поднимается на мытарства, потом к ней приближаются бесы и говорят то про один, то про другой ее грех и пытаются ее задержать. Смотри, видишь ангелов, которые сопровождают ее? А вот она достигает престола Божия. А тут она кладет поклон и ждет суда Божия. Итак, будь внимателен, диакон! Господи, помилуй, Господи, помилуй!» Вот что сказал он мне и сразу продолжил молитву: «Господи, помилуй». Постоянно. Он не останавливал молитву, пока его душа не покинула тело.

Какое, подумайте только, испытание проходит душа в страшный час смерти! Тогда тысячи мыслей будут посещать ее, тысячи предметов и истин она будет обдумывать, потому что в тот час рассудок чист и душа свободна от всех попечений, ибо осознает, что еще немного, – и это конец.

Все страсти отступают и не оказывают на нее никакого влияния. Она абсолютно уверена, что не умрет, но только перейдет в вечность точно так, как об этом учат отцы Церкви.

Всегда будем помнить о смерти. Велика польза от памяти смертной! От нее молитва приобретает большее умиление и резонанс. Когда душа внутри плачет, она готова к молитве и в самой себе находит побуждение к ней.

Давайте же начнем устами творить молитву. Благодаря этому очень многое будет приведено в должный порядок. Пчелы жужжат, когда влетают и вылетают из улья, показывая тем самым, что они делают мед. Подобно пчелам и мы, монахи, в улье монастыря и в каждой отдельной келии будем постоянно произносить молитву и собирать «мед» добродетелей.

Улей.jpg

Этот «мед» и тому, кто молится, и тем, которые слышат молитву и видят молящегося, сообщает сладость и благоухание. Ведь даже простое лицезрение молящегося человека дает нечто душе того, кто видит и слышит его. И особенно это чувствуют паломники, которые посещают нас.

Мирской человек или монах, занимаясь молитвой, старается выбросить из головы все мысли и фантазии и полагает, что на свете есть только он сам и Бог – никого более.

Потому что «если человек не скажет себе, что никого, кроме Бога и его самого, не существует, то не сможет найти своей душе покоя». Пусть он скажет себе, он и только он находится душой и телом наедине с Богом, и никого другого не существует. Авва Исаак Сирин говорит: «Приди к тому, когда ничего еще не было создано». Иными словами, когда ты был в дыхании Божием, был в Боге, и ничего больше не существовало. Приведя себя в такое положение, помышляй, что ты находишься с Богом в духе.

Но и диавол тоже не дремлет и как бы говорит: «Так ты мыслишь? Вот сейчас увидишь, с Богом ли ты». И приносит на память все, что случилось в этот день, а вместе и целую кучу посторонних помыслов. Он начинает показывать в воображении словно фильмы, как в кинотеатре, а монах в свою очередь пытается стереть всё это, как губкой, чтобы ничего не осталось в памяти.

Я стараюсь не допускать возникновения образов в моем воображении: ни Божественных, ни человеческих, ни земных – никаких фантазий. Это требует усилий!

Если я могу членораздельно произносить в уме имя Христово в молитве, то предоставляю уму произносить внутренним словом: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».

На вдохе: «Господи Иисусе Христе…» и на выдохе – «…помилуй мя». Можно произносить молитву целиком на вдохе и на выдохе; или же две на вдохе, одну на выдохе. Если замечу, что ум «закоснел» и не может произносить имя Христово, то перехожу к иному способу: вдыхаю уже не носом, а через рот и помогаю уму, слегка двигая язык, как бы произнося слова молитвы: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». То есть вдыхая: «Господи Иисусе Христе…», выдыхая: «…помилуй мя», стараюсь глядеть в оба, чтобы держать ум свободным от образов. Диавол же в свою очередь обычно стоит прямо напротив меня и показывает мне всевозможные картины. Я же, со своей стороны, борюсь, чтобы глазами души ни на что не глядеть. Проще говоря, идет борьба.

Допустим, что в результате сражения бес отогнан и ум обретает безмолвие. Тогда подвижник начинает молиться умиротворенно, спокойно вдыхать и выдыхать имя нашего сладчайшего Христа. Он безмолвствует всецело и извне, и изнутри. Тогда его начинает осенять мир Божий, всякий ум превосходящий. Внутренний человек успокаивается, прекрасное состояние царствует как на «небе» ума, так и на «земле» сердца. Христос, как Сам Он того пожелает, преображается внутри сердца подвижника. Сердце становится жертвенником Божиим, становится землей обетованной, в нем возникает ощущение Царствия Небесного. Появляется дерзновение, надежда, любовь к Богу и ближнему. Сердце расширяется, подобно тому как широко и безгранично простирается Бог. Но разве человек с его душой и сердцем не является «богом по благодати»? Боги вы и сыны Вышнего все. Благодаря содействию благодати сердце человека становится обóженным…

Некий павший, нерадивый, ленивый и сбившийся с пути монах молился в храме с болью: «Христе мой, Ты, Который распялся при Понтийском Пилате и пролил Кровь Свою за нас, грешных, разве не можешь и мне помочь и спасти меня из этого ужасного состояния, в котором я нахожусь?» Сказав эти слова с умилением и болью, он начал произносить молитву «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». До этого у него был некоторый опыт молитвы, но из-за своей невнимательности он потерял ее. Как только молитва начала совершаться в его сердце, то весь его настрой коренным образом поменялся, и он удостоился великого видения. До этого он чувствовал в себе ненависть, вражду, злобу, отчуждение от Бога, но тут вдруг все изменилось.

Когда Бог отнимает Свою покрывающую руку, когда забирает Свою силу и благодать – рушится все духовное устроение человека. Когда же Бог снова посылает Свою благодать – все обновляется вновь.

…У Бога нет лицеприятия, у Него нет любимчиков, Он для всех одинаков. От нас же требуется только, чтобы мы искали Его искренне, с сильным желанием и пребывали в молитвенном труде, ведь если мы не будем понуждать себя, то не получим ничего!

Змея.jpgИзвестно, что змея, для смены старой чешуи, с усилием протискивается между двух камней и на выходе оказывается в новой. Так и мы, если не утесним себя, не понудим, то не сможем улучить победу! Если виноград не истолочь – не выйдет сладкого вина. Если пшеница не перемелется между жерновами – не получится ни муки, ни теста, ни укрепляющего тело хлеба. Также если и мы не понудим себя, не стесним ум и не заключим его в сердце, словно в темном месте, не свяжем его, чтобы он безвыходно пребывал там, то не сможем упокоиться в благодати Божией.

Сатана заслоняет от нас имя Христово, чтобы самому воцариться над нами, и мы умолкаем и не произносим это имя. Хотя не сам он лично воцаряется в нас, но все же господствует над нами, отчего и костенеет наш ум и сердце, и мы потом удивляемся: «Почему я так плохо себя чувствую? Почему во мне такая пустота?» А кто-то даже думает: «Лучше бы мне вернуться в мир». Потому что на него набрасываются страсти, так как видят его без молитвы. Появляются плевелы страстей, комары, мухи и вирусы, а человек начинает думать, что лучше бы он жил в миру. Нет. Ты уже был в миру и пришел сюда, чтобы стать иноком. Нужно стараться жить под руководством, нужно усердие, нужно пройти через боль…

Ничего доброго не приходит с легкостью, иначе все мы были бы боговидцами.

К примеру, взгляните на удобренный огород: вкладываешь много труда, чтобы собрать хоть немного плодов, но посмотри, как легко и без всякой заботы с твоей стороны всходят всяческие колючки и сорняки!

Плоды.jpg Без труда растут только сорняки, плоды восходят с трудом 

Старец Иосиф (Исихаст – Ред.) имел два дара: и молитву, и созерцание. Из его сердца посредством молитвы начинался «полет» в иной мир. Как будто с космодрома запускалась ракета созерцания и достигала Самого Бога. Все это подлинно, и кто хочет познать эту истину, пусть отвергнет самого себя и потрудится ради этого. Если не приложить усилия, ничего не получится.

Старец Иосиф Исихаст.jpg Старец Иосиф Исихаст 

Не так, чтобы немного потрудиться и потом оставить – нет. Необходимо постоянно прилагать усилия и, главное, в течение всего дня повторять Иисусову молитву, и ночью, насколько возможно, без перерыва повторять на вдохе и выдохе имя Божие.

Даже если человек не достигнет самых духовных высот, все же он непременно получит дар молитвы и умиротворение, которое подаст ему Христос Своим именем. По крайней мере, он почувствует вкус умной молитвы. Скажем, пусть не съест всю бочку меда, но хотя бы попробует ложечку. Съел ложку меду, и уже знаю, насколько он сладок. Пусть другие его бочками вкушали, но и я теперь знаю и могу говорить о вкусе меда. Будем внимательными и, наряду со всем остальным, будем посредством всестороннего воздержания способствовать этому, так сказать, воцарению и утверждению в нас молитвы. В воздержание, значит, не будем пресыщаться ни сном, ни пищей, но вместе удерживать язык и пресекать излишнюю попечительность ума.

Занимаясь рукоделием, будем повторять: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя»… Не обязательно кричать, но потихоньку произносить: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Это благословение Божие. Но тут же приходит диавол и говорит: «Ни-ни!» – и собирается подсунуть мне то один помысел, то другой. Он действует не только таким образом, у него есть и иные способы, он проявляет себя по-разному. Приведет, например, какого-то брата, чтобы тот тебе начал мешать. Он заговорит с тобой, скажет что-то и тем самым остановит твою молитву. А ты не останавливайся! Продолжай ее – и увидишь, что произойдет.

Ты скажешь мне: «Какой толк машинально повторять молитву?» Пусть человек даже механически произносит молитву – сатана все равно ее слышит.

Если не могу творить молитву устно и внимательно, а читаю ее механически – результат всё же будет, пусть и не на сто процентов, но хотя бы на тридцать.

…Человек имеет две стороны: внешнюю и внутреннюю, то есть тело и душу. Одевается внешне и внутренне. Обнажается внешне и внутренне: и тело, и душа. Питается и телесной пищей, и духовной.

Если изнутри человек не меняется, то всё, что происходит с ним внешне, – ничто.

Омой себя изнутри, приведи в порядок помыслы и все остальное, и увидишь, что сами внешние твои проявления будут правильными. Члены тела не двигаются сами по себе. Движущая сила находится внутри. И если эта внутренняя движущая сила здорова, то внешние движения тела и вся его деятельность будут выражением внутренней жизни. Если внутри нет изменений, то и внешне человек не изменится. Итак, вот что мы должны делать – поменять своё внутреннее содержание. Будем молиться, чтобы иметь Бога внутри, иметь имя Христово, благоговение, веру, будем мыслить о небесном, ведь мы навечно уйдем туда. Говорят, когда замечаешь, что ум не восходит горе, – это значит, что он обращен долу.

Известно, что ветви деревьев, на которых зреют плоды, сгибаются под их тяжестью. Когда плодов нет, то ветви поднимаются вверх. Если не наклонишь ветку лимонного дерева вниз, то лимоны на ней не вырастут. Если оставишь дерево расти свободно – оно не плодоносит. Но если садовник притянет ветку, наклонит и привяжет ее веревкой, то в свое время она принесет плод.

Так и человек: если не смирится и не будет слушаться, то не принесет духовного плода.

Сколько людей по внешности кажутся преуспевающими духовно, но если человек совершает что-то особенное и им овладевают помыслы тщеславия и гордости, то он не приносит плода, потому что для плодоношения нужно смирение. Нужно, чтобы он опустил голову и сказал: «У меня нет своей воли, я ее продал, чтобы получить награду, приобрести свободу во Христе».

Что такое воля? Это то, чего хочет мое «я». Отдай свою волю Христу посредством старца, и приобретешь свободу во Христе. Не слушаешься? Не поддаешься на увещевания? Не ожидай, что принесешь плод. Итак, отцы, эпицентр нашей жизни – молитва.

Приведу еще один пример. Однажды пришел ко мне человек, известный и обеспеченный, женатый, с детьми, и сказал: «Старче, моя жена, похоже, флиртует». – «Почему ты так думаешь?» – «Куда бы мы ни пошли, она смотрит на мужчин. Ничего особо не делает, однако это убивает меня, делает из меня посмешище. Это понимают и дочери, ведь они уже взрослые». Он был в очень угнетенном состоянии, но старался бороться с этим помыслом. Он ходил с этой проблемой к другим духовникам, но исцеления не нашел. Итак, говорю ему: «Ладно, друг мой, предположим, что она это делает. Может быть, она это делает по немощи? Может, такая наследственность? Может, просто по глупости? Но скажи-ка: ты сам-то вел себя правильно по отношению к ней? Может, ты изменял ей в браке?» Он опустил голову: «Да, отче, изменял». – «Но тогда ты больший вред нанес своей жене. Если бы она сделала такое, ты бы прогнал ее?» – «Да». – «А она тебя не выгнала, удержала, – говорю ему, – и так ты пал в худшее зло, чем делает она. Сейчас она флиртует из глупости, или как хочешь это воспринимай, но все же она не изменила тебе. Поэтому потерпи, старайся, чтобы она поменялась, и имей в виду, что ты гораздо хуже поступил по отношению к ней. Так и сам получишь исцеление, потому что будешь чувствовать вину и не будешь считать, что ты якобы невинен и правильно себя ведешь, а она-то вон что вытворяет. Ты совершал гораздо худшее зло». Так человек вышел с новым образом мыслей, с новым чувством покаяния. Но что тогда случилось?

Вместо того, чтобы поддакивать ему в его заблуждении, я помог ему поменять образ мыслей, стать более смиренным и более защищенным духовно и не осуждать. И у него всё наладилось. Этим примером хочу показать вам, как один человек может укреплять другого.

Снова вернемся к теме молитвы. Отцы, будьте внимательны, чтобы творить молитву, постараемся беречь наше время, иметь ум в сердце, но не в плотском сердце, а в духовном, в сердце души. Там жизнь, туда введем ум и будем утеснять его там внутри посредством молитвы «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Молитва в сердце научит нас многому. И заканчиваю словами моего старца: «Чадо, держи молитву, и она тебя научит всему, что будет необходимо. Ты не стяжал молитву? Неучем и останешься». Это – слова людей опытных, а у них каждое слово очень и очень взвешено и имеет огромную значимость и ценность. Будем подвизаться.