Память святой благоверной великой княгини Анны Кашинской

ju-25.jpg

Собор Белорусских святых.

Прп. Онуфрия Великого (IV). Прп. Петра Афонского (734).

Прпп. Иоанна, Андрея, Ираклемона и Феофила Фиваидских (IV). Прп. Арсения Коневского (1447). Прп. Онуфрия Мальского, Псковского (1492). Прпп. Онуфрия и Авксентия Вологодских (XV–XVI). Прп. Стефана Озерского, Комельского (1542). Прпп. Вассиана и Ионы Пертоминских, Соловецких (1561). Обретение мощей (1650) и второе прославление (1909) блгв. вел. кн. Анны Кашинской.

Святая благоверная великая княгиня Анна Кашинская

Святая благоверная княгиня Анна Кашинская, дочь ростовского князя Димитрия Борисовича, в 1294 году стала супругой святого великого князя Михаила Ярославича Тверского. (Он был замучен татарами в Орде в 1318 году, его память совершается 22 ноября.)

После страдальческой кончины мужа Анна удалилась в Тверской Софийский монастырь и приняла постриг с именем Ефросинии. Затем, переселившись в Кашинский Успенский монастырь, постриглась в схиму с именем Анна. 2 октября 1338 года она мирно отошла ко Господу.

Сыновья святой Анны повторили исповеднический подвиг отца: Димитрий (Грозные Очи) был убит в Орде 15 сентября 1325 года, а Александр, князь Тверской, вместе с сыном Феодором – 29 октября 1339 года.

Чудеса при гробе святой Анны начались в 1611 году, во время осады Кашина литовскими войсками. Святая княгиня явилась пономарю Успенского собора Герасиму и сказала, что она молит Спасителя и Пресвятую Богородицу об избавлении города от иноплеменников, после чего литовцы отступили.

На Соборе 1649 года было постановлено открыть ее мощи для всеобщего почитания и причислить благоверную княгиню Анну к лику святых Русской Церкви. Но в 1677 году патриарх Иоаким поставил вопрос на Московском Соборе об упразднении ее почитания в связи с обострением старообрядческого раскола, использующего имя Анны Кашинской в своих целях. В 1909 году, 12 июня, произошло вторичное ее прославление и установлено повсеместное празднование.

***

Однажды мы с Иваном Козловским отдыхали в Трускавце. Пили водичку, как и все остальные. Но Козловский не был бы Козловским, если бы не затянул меня в знаменитую церковь в Дрогобыче, где мы вместе спели в церковном хоре.

В этот же день о нашем дуэте стало известно в Киеве. «Чтобы народные артисты СССР пели в церкви? Да это же настоящее безобразие!» – восклицали в ЦК КПУ. Правда, знаменитому московскому гостю порицание по партийной линии было безразлично, а с украинскими артистами в таких случаях обходились строго. Мне пришлось долго объясняться перед парторгом Оперного театра, что инициатива поездки в Дрогобыч принадлежала Козловскому, а мне не пристало отказываться от предложения, поступившего от такой величины советской вокальной школы.

Иван Семенович всегда пил в меру. Его любимый тост был: «Щоб нас Господь Бог берiг!». Когда Иван Семенович заходил в театр или ко мне домой, обязательно осенял себя крестом и произносил слова обращения к Всевышнему.

Дмитрий Гнатюк,

певец, народный артист СССР